Новости Ислама
Версия для печати

Может, Белоруссии перейти на тенге? Казахстан за неделю


  07.06.2011    |   ИА REGNUM

2011 для Казахстана во многом - год подведения итогов. И мы имеем в виду не только официозную часть этого действа - понятно, что 20-летие развала Советской империи, а главное - обретение независимости в той или иной степени отметят в этом году не только 2011 для Казахстана во многом - год подведения итогов. И мы имеем в виду не только официозную часть этого действа - понятно, что 20-летие развала Советской империи, а главное - обретение независимости в той или иной степени отметят в этом году не только 15 бывших братских республик. Это событие планетарного масштаба, а значит, оно обречено еще долгое время оставаться одной большой темой, основой для колоссального количества дискуссий, научных и журналистских работ. Понятно, что с этой глобальной точки зрения Казахстан был всего лишь одним из государств, которое неожиданно обнаружило себя в обойме мировых процессов, столкнулось с новыми вызовами, было вынуждено разбивать республиканский Госплан на тысячи и тысячи бизнес-планов. Чаще всего логика перемен диктовала, навязывала правила игры молодой республике - подчиняясь им, руководство страны принимало самые разные решения - из сотен тысяч правильными могли быть десятки - но даже их еще рано пытаться анализировать: любой историк скажет, что слишком мало времени Казахстан еще стоит на ногах. Слишком живы еще впечатления от недавно принимаемых решений. В конце концов, большое видится на расстоянии - которого республика еще не прошла. Гораздо продуктивнее - искать корни многих современных процессов в истории, но проблема в том, что она слишком противоречива во всех ее проявлениях. В отсутствие идеологии история одинаково не устраивает совершенно разные социальные, политические и даже родовые группы. Поэтому считается, что сейчас лучше мыслить крупными мазками. Конечно, для понимания нации - и того пути, по которому ей суждено идти, важен каждый исторический нюанс. Но всегда есть риск скатиться в искусственно политизируемые темы, как это происходит во многих постсоветских государствах, где процесс осмысления истории стал предметом отвратительного публичного торга. Да, обозначить болевые точки совместной с сопредельными государствами истории необходимо. Но держа при этом в голове, что "счастлива только та нация, у которой нет истории".

"Батыры, которые в одном районе считаются героями национального масштаба, для жителей соседнего района - всего лишь конокрады"

"Эксперт-Казахстан" стал едва ли не первым казахстанским изданием, которое в рамках 20-летия Независимости начало рассматривать вопрос формирования нации публично через призму истории. И не одной статьей, а целым специальным выпуском журнала, который посвящен ключевым моментам казахской истории. В нем - авторы: ученые, профессиональные историки - взялись за многие спорные внутриполитические участки, процесс осмысления в редакционной колонке назван крайне важным хотя бы потому, что в истории Казахстана 20-летие Независимости - самая безобидная дата. Еще более важную мысль обозначил политолог и постоянный автор издания Николай Кузьмин: "наше общество расколото по своим взглядам не только на события прошлого, но и на цели и пути своего развития". Главный материал номера посвящен исторической науке - в мире и Казахстане в частности. А точнее сказать - ее противоречиям.

"Во времена перестройки началась, а после получения Казахстаном независимости резко активизировалась работа по реконструкции казахстанской истории. Многое было сделано для популяризации творческого наследия казахских интеллигентов, ставших жертвами репрессий в сталинские времена. Появились и новые герои из более отдаленного прошлого, о которых письменных свидетельств зачастую не существует, а есть лишь устные предания. Но борьба за "легализацию" этих героев ведется порой даже более яростная, чем за реабилитацию алаш-ординцев. Например, ответом на появившуюся в конце 2007 года в газете "Свобода слова" статью "Карасай батыр - казахский Илья Муромец", в которой автор выступил против фальсификации истории Казахстана, стал судебный иск о защите чести и достоинства со стороны потомков Карасай батыра и Джамбула Джабаева.

Появились и новые враги, преимущественно из числа партийно-правительственной элиты советского времени, но только неказахской национальности. Идеологический контекст был вторичен. Казахи, будь то красные комиссары или белоэмигранты, Мустафа Чокай или Бауржан Момышулы, все в равной степени оказались героями. Этнический характер исторического реванша способствовал тому, что казахская элита не была официально поделена на героев и врагов, соответственно, не произошло и стигматизации их родственников. Разумеется, на персональном уровне знание о том, кто в ходе внутриэлитной борьбы в советские времена оказался проигравшим, а кто победителем, сохранилось до сих пор и накладывает свой отпечаток на отношения - но лишь на уровне отдельных семей.

Видимо, процесс появления новых батыров районного масштаба будет идти до тех пор, пока не будут удовлетворены потребности всех местных общин в своих собственных героях. Но на государственном уровне коррекция истории как пополнение пантеона батыров не имеет идеологической ценности, да и просто невозможна. Как отмечает известный казахстанский исследователь Ирина Ерофеева, те батыры, которые в одном районе считаются героями национального масштаба, для жителей соседнего района - всего лишь конокрады. Поэтому можно предположить, что в идеологических целях будет использоваться преимущественно история независимого Казахстана".

Не менее важное место в сборнике заняла статья профессора Дины Аманжоловой о движении "Алаш" - ярком всплеске казахской интеллигенции эпохи "трех революций" - 1905 - 1917 годов, когда герои и участники "Алаша" сформулировали многие политические тезисы национального демократического государства. Материал "Истоки национальной демократии" - о незаслуженно забытых современной властью казахских героях. "Среди наиболее значимых задач модернизации, которые составили программу "Алаш", - трансформация экономических основ жизнедеятельности казахов, их традиционного хозяйства: определить масштабы, темпы, условия адаптации к рыночным условиям, баланс между кочевым скотоводческим, оседлым скотоводческим и земледельческим типами организации. Кроме того, лидеры движения стремились создать политико-правовую базу для реализации особо чувствительных нужд и запросов в сфере свободы вероисповедания, прав личности и гражданина, национального равноправия в полном объеме. В числе задач было и радикальное повышение грамотности, развитие национальной школы, формирование современной общей и особенно политико-правовой культуры; включение элиты и широких масс в реальный политический процесс через представительные органы, политические партии и общественные организации, органы управления и самоуправления. Важно отметить, что широко образованные лидеры зарождавшейся партии сумели предложить наиболее адекватную в тех условиях систему мер, творчески используя лучшие теоретические и идейные наработки, имевшиеся тогда в арсенале общественно-политической мысли. Да, создать полноценную партию, влияющую на политический процесс, не удалось - слишком стремительно менялась ситуация, еще недостаточным был ресурс необходимой массовой политико-правовой культуры выстраивания каркаса демократической гражданственности. Провозглашение автономии в 1917 году стало естественным и логичным результатом пересечения объективных обстоятельств и идейно-политического проекта, главным средством осуществления названных задач на основе революционной матрицы.

Представления о типе национально-государственного образования казахов, его месте на евразийском геополитическом пространстве, объединяемом Российской империей и после ее развала Российской демократической федерацией, полномочиях и статусе складывались по мере развития политической ситуации и под ее воздействием, сохраняя стержень - идею модерной национальной (гражданской), но не моноэтничной казахской автономии. Заслуга лидеров "Алаш" заключается в оперативной и адекватной вызову времени перестройке идейно-организационных основ и проведении последовательного курса на защиту интересов своего народа. Шаг за шагом прослеживая проекты и решения, действия и поступки руководства и участников "Алаш" в условиях революции и гражданской войны, мы получаем самые убедительные свидетельства высокой адаптивности движения к экстремальным историческим обстоятельствам, динамизма и приверженности легитимным методам политического действия".

О задачах и политике казахских ханов - материал "Лидеры под шаныраком". Автор, рассказывая об исторических предтечах современной власти, рассказывает о похожих задачах любой казахской власти. По мнению автора, институт ханской власти в казахском государстве прошел несколько этапов, однако на каждом из них решал в целом одинаковые задачи - создание вертикали. "Сила и прочность ханской власти зависели от того, насколько она отвечала интересам кочевой знати. Поэтому ханы для решения вопросов, затрагивавших все государство, вынуждены были опираться на совет, состоявший как из Чингисидов (султаны, огланы), так и из представителей родов (бии, тарханы, бахадуры, старейшины), городской знати, духовенства. Важным является исследование структуры власти в Казахском ханстве, которая может быть раскрыта путем анализа системы разделения власти между ханами, султанами, знатью. Распространение ислама нами рассматривается как еще один фактор укрепления власти хана. Духовные лидеры играли значительную роль в политической жизни казахского общества XVI-XVII веков и всячески оказывали поддержку и помощь казахским ханам во всех государственных делах. Кроме того, власть укрепляет казахское общество ханскими сводами законов: Касыма (Қасым-ханның қасқа жолы - Ясное право Касыма), Хакк-Назара (Ақ жол), Есим (Ишим)-хана (Ескi жолы), Тауке-хана (Жеті жарғы).

Для укрепления авторитета ханской власти проводились и денежные реформы. Денежное обращение положительно отразилось на укреплении ханства и оживило торговые связи с соседними странами и народами. С XVI века возрастает роль столичных городов в качестве государственных центров чеканки монет (к примеру, чеканка монет Турсун-Мухаммад-хана и Тауекель-хана). Подытоживая, отметим, что государственность казахов рассматриваемого периода характеризовалась развитием традиционных приемов управления, унаследованных казахскими ханами от исторических предшественников - империи Чингисидов".

Однако, пожалуй самый интересный материал номера - о зарождении жузовой структуры, которая существует и поныне. Разбирая вопрос, авторы отмечают, что деление на Младший, Средний и Старший - в целом для кочевых племен было нетрадиционным для кочевых племен - гораздо логичнее было поделить Казахстан на правое и левое крыло, однако письменных упоминаний о зарождении системы нет - и поэтому она открывает огромное пространство для гипотез. Статья "Формула трех" - краткое изложение интереснейшей версии возникновения трех жузов.

"...Наступление ойратов на территорию Казахстана привело к разгрому здесь двух ранее влиятельных объединений племен - моголов и ногайцев. Оба эти объединения, как и казахи из Казахского ханства XV-XVI веков, и чагатаи эмира Тимура, и узбеки завоевавшего Среднюю Азию Мухаммеда-Шейбани, и крымские татары, вышли из монгольской государственной эпохи. Они вели между собой войны за власть и влияние на бывшей территории монгольских государств. В этой борьбе были проигравшие, например чагатаи, ушедшие после своего поражения в Средней Азии вместе с Бабуром в поход в Индию. Узбеки в свою очередь завоевали наследство Тимура и ушли из степей Казахстана. Причем разница между всеми ними носила условный характер. Каждое из этих объединений состояло из племен, вышедших из состава армии чингисидских государств. К началу XVII века в степях Казахстана остались три группы племен - казахи, ногайцы и моголы. Последние две группы потерпели поражение от ойратов и потеряли свою государственность. Угроза окончательного поражения от ойратов заставила племена объединить свои силы перед лицом общего врага. В результате можно предположить, что была найдена формула объединения выходцев из трех государств, которые не могли просто отказаться от своей прежней идентичности. Причем формула объединения должна была быть понятной всем участникам процесса. Единственная традиция, которая могла отвечать этому требованию, была связана с признанием легитимности права на власть потомков Чингисхана. Эту традицию уважали и признавали во всех племенах, вышедших из монгольской эпохи. Если предположить, что выходцы из Казахского ханства, Моголистана и Ногайской Орды объединились согласно монгольской политической традиции, тогда можно объяснить, откуда, собственно, взялась иерархия жузов по старшинству.

Проще всего объяснить название Младший жуз. Это могло быть связано с тем, что Ногайская Орда долгое время управлялась нечингисидами - выходцами из семьи Едиге. Старший жуз мог получить свое название, исходя из того что моголы раньше входили в состав улуса Чагатая, сына Чингисхана, хранителя Ясы, главного закона. А может, в связи с тем что моголы как самостоятельное объединение образовались раньше казахов и ногаев, в XIV веке. Средний жуз мог быть назван из-за своего положения между Старшим и Младшим. При этом власть осталась у Джучидов, ханов Казахского ханства. Надо отметить, что в целом на тот момент монгольская государственность в значительной степени была уже просто традицией. Поэтому разделение по старшинству не было обидным для отдельных племен, а совместная борьба против общего врага закрепила новую казахскую идентичность".

Не менее занимательный материал публикует Сергей Кляшторный, заведующий отделом Центральной и Южной Азии, главный научный сотрудник Института восточных рукописей РАН - о геополитических предпочтениях Казахстана и его взаимоотношениях с Россией. Необходимо сразу оговориться, что такой материал, даже написанный вполне дипломатичным языком, обречен на долгое обсуждение внутри республики.

"Вернемся к проблемам геополитической предрешенности и цивилизационного выбора, отнеся их в XVIII-XIX века. Нестерпимое военное давление с востока, сопровождаемое геноцидом, заставило казахов навсегда порвать с центральноазиатской кочевнической имперской традиций и оказать ожесточенное сопротивление ее последним носителям - джунгарам. Самостоятельный потенциал сопротивления не был, однако же, достаточным. В условиях жесткого военного прессинга извне и перманентных родо-племенных раздоров и усобиц само существование казахов на своих этнических территориях целиком зависело от возможности их вхождения в более мощную политическую систему, способную придать новые импульсы социальным, хозяйственными и, не в последнюю очередь, этнообразовательным процессам. Геополитическая реальность предопределила лишь три альтернативы. Первая - "туркестанская", или бухаро-хивино-кокандская, когда казахи, как и киргизы, попали под власть традиционных неустойчивых деспотических режимов, не создававших условий ни внутренней, ни внешней безопасности. Вторая - китаецентричная, означавшая "синьцзянизацию" всего Среднего жуза, что и произошло с его осколками в Джунгарии и Западной Монголии. Последняя - российская, связанная с формированием новой многонациональной и многоэтничной поликонфессиональной евразийской империи. В составе империи уже к концу XIX века в Казахстане был преодолен жузовый сепаратизм и достигнута та степень консолидации казахского народа, без которой была бы невозможна нынешняя казахская государственность. Только последняя альтернатива оказалась достаточно действенной во всех упомянутых аспектах. Несмотря на несомненные, зачастую тяжелейшие издержки, именно евразийская альтернатива позволила казахскому народу, сохранив национальную идентичность, выйти к иному, чем в недавнем историческом прошлом, уровню цивилизации".

"Речь идет о выстраивании сплошного фронта по военно-силовому противодействию России по периметру ее южных границ и об отведении Казахстану в этой антироссийской фронтовой цепи ключевой позиции"

Самый очевидный на сегодняшний день региональный курс Казахстана зиждется, в основном, вокруг сохранения стабильности в условиях крайне сложных процессов, характерных для всей Средней Азии. Однако с каждым годом вызовов в регионе становится все больше - и каждый из них, по мнению региональных специалистов, способен нанести немалый вред существованию страны.

Огромный материал-расследование в двух частях о продолжении августовской войны, начавшейся с принуждения Грузии к миру, публикует переводческий портал Inosmikz.org. В статье собраны материалы разных лет и совершенно разных по своим идеологическим предпочтениям изданий. Авторы доказывают: курс на военное окружение России продолжится конфликтами на Украине и в Казахстане.

"Когда еще российско-грузинская война, начавшаяся 8 августа 2008 года, продолжалась, Хелен Уомэк выступила в британской газете The Guardian с материалом под названием "What could happen next?" - "Что может произойти дальше?". Появился он 11 августа и привлек немало внимания своей актуальностью. Хелен Уомэк предложила вниманию читателей три варианта или, говоря иными словами, сценария развития дальнейших событий. Третий сценарий рассматривал наихудший или, если угодно, наиболее опасный с точки зрения интересов международной безопасности вариант развития событий. Вот как он у Уомэк выглядел: "Конфликт распространяется все дальше, вовлекая такие постсоветские республики, как Украина, которая, как и Грузия, стремится к членству в НАТО, и Казахстан, который лоялен Москве. Война в Югославии может показаться детской игрой по сравнению с любой войной между бывшими советскими республиками. Единственной вещью, что еще хуже, могло бы стать военное вовлечение Запада, которое представляется маловероятным с учетом зависимости Европы от российской энергии и обязательств Америки и Великобритании в Ираке и Афганистане".

Сейчас, похоже, настает время реализации этого третьего, самого опасного варианта развития событий в рамках конфликта, вызванного прошлогодней августовской войной в Закавказье. С той только разницей, что Казахстан вовлекается в принимающее все более и более непримиримый характер противоборство Запада и России из-за каспийского региона не на стороне Москвы, которой-де он якобы, по словам той же Уомэк, лоялен, а на стороне НАТО во главе с США. Причем с такими Соединенными Штатами, которые осуществляют военное окружение России. Это - не наше определение.

Само название статьи Рика Розоффа говорит об этом: "Recent words aside, US continues Military Encirclement of Russia" - "Недавние слова в сторону, США продолжают военное окружение России". Тут хотелось бы обратить внимание на такие три вещи. Во-первых, речь идет именно о военном окружении американцами России. Во-вторых, в этих мероприятиях США и НАТО по военному окружению Российской Федерации Казахстану отводится ключевая антироссийская роль. В-третьих, хотя Хелен Уомэк говорила, что "военное вовлечение Запада", которое было бы еще хуже "войны между бывшими советскими республиками" и "которое представляется маловероятным с учетом зависимости Европы от российской энергии и обязательств Америки и Великобритании в Ираке и Афганистане", оно все же имеет место. Может быть, не в таком виде и не в таких масштабах, какие имела в виду Уомэк. Но именно оно и происходит сейчас. Причем даже на Западе из этого не делается никакого секрета. Если Пентагон и США, продвигаясь устойчиво к востоку и вовлекая в поле своей деятельности в дополнение к Грузии и Азербайджану, находящимся на той стороне Каспия, Казахстан, расположенный по эту сторону этого моря, "продолжают военное окружение России", что это есть, как не "военное вовлечение"?!

И не надо думать, что в Москве этого не замечают, а потому, мол, не реагируют. И замечают, и реагируют...... Все дело, надо полагать, в том, что теперь речь идет о выстраивании сплошного фронта по военно-силовому противодействию России по периметру ее южных границ и об отведении Казахстану в этой антироссийской фронтовой цепи ключевой позиции. При этом эта страна считается, подчеркнем, одним из двух самых близких России в военно-политическом и экономическом отношении государств постсоветского пространства. Казахстан, кстати сказать, состоит во всех международных организациях, состоящих исключительно или преимущественно из постсоветских стран, включая ШОС, и инициированных Россией. Даже Белоруссия не во всех из них состоит. А Казахстан - это как бы самый верный и надежный постсоветский партнер России. И Москве сейчас, видимо, очень больно смотреть на то, что он все больше отдаляется в плане своих военно-политических и экономических приоритетов от нее, одновременно сближаясь с США и другими западными державами. Понятно, что все это добром для Казахстана не кончится. Но пока события в рамках организации "военного окружения России" по южному периметру ее границ только начинают развиваться. Но очень скоро следует, видимо, ожидать начала действенной реакции с ее стороны на все это. Чрезмерное сближение Казахстана с НАТО вызвало озабоченность и у афганского движения "Талибан". Это тоже может вылиться в конкретную реакцию".

Любопытно при этом, что "раскачивая" ситуацию, особенно скрывать какие-то части информации архитекторы нового мирового порядка даже не удосуживаются. Например, на минувшей неделе казахская редакция радиостанции "Свобода" (Азаттык - каз.) первой опубликовала биографию уничтоженного в Дагестане боевика, помощника Саида Бурятского, гражданина Казахстана Сабитбая Аманова. Проведя журналистское расследование, корреспонденты рупора американского Госдепа рассказали историю террориста, которая, как и ожидалось, началась недалеко от казахстанского города Актобе - того самого, где 17 мая 2011 года рядом со зданием департамента Комитета национальной безопасности прогремел взрыв. Кстати, любопытно, что многие казахи, услышав имя Сабитбая Аманова, отмечали, что оно непривычное для казахского уха - и в этой связи выражали сомнение в его происхождении. "Как выяснила корреспондент нашего радио Азаттык, учился Сабитбай Аманов в 36-й школе города Актобе. Его классный руководитель Жексенгали Жилгельдин рассказал, что долгое время не мог поверить в то, что произошло: - Он был активистом, участвовал в школьных мероприятиях. Учился очень хорошо. Я не могу ничего плохого о нем сказать. Никакой агрессии у него не наблюдалось - это был совершенно спокойный и стабильный парень. Он даже не ссорился, не дрался, как остальные его сверстники. Я не понимаю, что с ним произошло. Я до сих пор пребываю в шоке. Сестра Сабитбая Аманова считает, что все беды начались после того, как их брат начал ходить в мечеть, которая находится в старой части города Актобе, и в мечеть "Нурдаулет". - Мы считаем, что он изменил свое отношение к исламу после посещений этих мечетей. Он туда ходил читать намаз, - говорит Динара Айтбаева. Тело Сабитбая Аманова родственники до сих пор не могут получить, чтобы похоронить. По их утверждению, тело убитого находится в морге в Махачкале. Случай с Сабитбаем Амановым далеко не первая информация об участии выходцев из Центральной Азии в военных действиях на Северном Кавказе. Все чаще звучат сообщения, когда задержанные или уничтоженные боевики фигурируют как выходцы из Казахстана.

...Не исключено, что такие вояжи казахских парней на Северный Кавказ начались после визитов в Казахстан исламистского идеолога Саида Бурятского. Позже в приграничных с Россией Атырауской и Актюбинской областях, согласно версии силовых структур, задерживали рвущихся на войну молодых казахстанцев. Некоторые такие молодые люди были осуждены за то, что "направлялись на Северный Кавказ для участия в джихаде". Сами такие осужденные отвергают эту версию спецслужб. Как выяснила наш корреспондент, в 2008 году Саид Бурятский побывал и в поселке Бестамак Мугалжарского района Актюбинской области с проповедями. Не исключено, что именно тогда погибший актюбинец примкнул к движению Саида Бурятского, а позже стал и его помощником. По обвинению в распространении идей Саида Бурятского, его проповедей в виде записей на СД-дисках, в брошюрах в Западном и Центральном Казахстане осужден ряд молодых людей. По словам казахстанских экспертов, рост исламистских настроений на западе Казахстана связан "с низким уровнем жизни". Одним из главных факторов называют то, что местные жители недовольны способами распределения миллиардных доходов от продажи нефти, которая добывается в основном на западе Казахстана. Однако другие отмечают рост радикальных настроений и в других регионах Казахстана, считающихся более развитыми в социальном отношении".

Между тем, казахстанские СМИ совершенно издевательским образом реагируют на заявления высокопоставленных чиновников, которые появились после того, как "Талибан" предупредил власти Казахстана о "последствиях принятия решения" послать войска в Афганистан. В частности, Better.kz опубликовал мнение министра иностранных дел Ержана Казыханова, сопроводив материал недипломатичным заголовком.

"Казыханов напомнил депутатам, что парламент сам ратифицировал соглашение об участии казахстанских военнослужащих в работе штаба Международных сил содействия безопасности в Афганистане. И, в рамках этого документа, а также в в соответствии с резолюцией Совета безопасности ООН, Казахстан и намерен направить в Кабул четырех казахстанских офицеров. "Главная задача, которая поставлена перед нашими офицерами - это оказание содействия афганскому правительству и народу в подготовке к мирной жизни, - сказал Казыханов. - Мы также исходим из того, что военным путём афганскую проблему решить невозможно, необходима воля всех заинтересованных сторон и максимальное международное содействие в социально-экономическом оздоровлении страны: когда афганцы будут в состоянии сами обеспечивать стабильность своей страны, усилится безопасность всех стран региона, включая и нашу", - заключил он. Способна ли такая позиция Астаны успокоить "Талибан", осталось неясным".

"Возможно, это является некой подготовкой к презентации Тимура Кулибаева в качестве одного из преемников президента Казахстана"

Информационное поле внутри страны сигнализирует - общество озабочено вопросами сохранения государственности. Не случайно ведь самой востребованной внутриполитической темой является вопрос преемственности власти, обеспечения стабильной и бесперебойной ее передачи преемнику. При этом нужно отдавать себе отчет в том, что логика политической жизни Казахстана не предполагает линейных ходов по назначению наследника. Однако частота возникновения слухов и гипотез по этой теме должна стать пищей к размышлению.

Самое громкое в этом смысле заявление на минувшей неделе сделал глава группы оценки рисков Досым Сатпаев на страницах новостного портала Bnews - он прямо связал вероятное появление зятя президента Тимура Кулибаева в составе совета директоров "Газпрома" с грядущим назначением чиновника на "должность преемника". "В свете новостей о рассмотрении кандидатуры Тимура Кулибаева в новом составе совета директоров "Газпрома" становится понятно, что сейчас его выдвигают на уровень публичной фигуры. Возможно, это является некой подготовкой к презентации Тимура Кулибаева в качестве одного из преемников президента Казахстана", - сказал Сатпаев.

Кроме того, он отметил, что Кулибаев в роли директора "Газпрома" будет плотно работать с политической элитой России, поскольку "Газпром" тесно связан с политикой. "Казахстанско-российский бизнес работает в тесной кооперации. У "Газпрома" есть свои интересы в Казахстане. Для примера возьмем амбициозный проект по созданию Таможенного союза. У Казахстана тоже есть свои интересы в России. Так, республика заинтересована в доступе к российской инфраструктуре нефтегазовой сферы. Мы давно хотим, чтобы казахстанская нефть транспортировалась по российским ценам. Теперь в "Газпроме" будет свой человек, который будет лоббировать интересы Казахстана в России. Тем более Кулибаев тесно связан с КМГ, Самрук-Энерджи, Самрук-Казыной", - резюмировал Сатпаев. Напомним, 1 июня совет директоров ОАО "Газпром" утвердил 12 кандидатов в совет директоров из 11 человек, который будет избран 30 июня на внеочередном общем собрании акционеров. Среди них - глава "ФНБ "Самрук-Казына" Тимур Кулибаев.

О другом зяте президента Назарбаева, опальном Рахате Алиеве, материалы пишут американские СМИ. По данным прессы США, лоббистские конторы в Вашингтоне наняты обеими сторонами конфликта - и действующей властью Казахстана, обвиняющей бывшего посла Казахстана в Австрии в преступлениях, и самим "венским сидельцем", который считает все обвинения политически мотивированными. В частности, материал американской Foreign Policy перепечатывает портал "Евразия", близкий к другому опальному политику - бывшему премьер-министру Казахстана Акежану Кажегельдину.

"В ноябре в Нью-Йорке федеральный судья принял решение положить конец длившемуся десятилетие процессу о взятках, отмывании денег и рэкете. В деле были замешаны ЦРУ, американские нефтяные компании и президент Казахстана. В итоге судья Уильям Поули (William Pauley) оправдал нью-йоркского бизнесмена Джима Гиффена (Jim Giffen) по основным обвинениям, остановив поток из десятков миллионов долларов, лившийся в карманы вашингтонских и нью-йоркских юристов, лоббистов и пиарщиков. Однако казахи на этом не успокоились, и сейчас за сценой идет другая битва, возможно, с еще более высокими ставками. Как пишет в The New York Times Эрик Липтон (Eric Lipton), президент Казахстана Нурсултан Назарбаев пошел на необычный шаг - изгнал своего зятя Рахата Алиева из правящей семьи и обвинил его в похищении человека. В ответ зять начал против центральноазиатского лидера яростную пиар-кампанию. Обе стороны, как обычно, платят целой армии нью-йоркских и вашингтонских специалистов, которые должны помогать отстаивать их интересы. А как обстоят дела в действительности? Назарбаев, действительно, злоупотребляющий своим положением автократ, хотя он и не так ужасен, как утверждает Алиев, который в свою очередь, на самом деле, примерно такой негодяй, каким его изображают власти Казахстана. Однако кого это волнует в Вашингтоне, пока звенят кассовые аппараты?"

The New York Times? в отличие от других американских изданий, раскрывает подробности: имена, суммы и названия компаний, которые принимают активное участие в противостоянии Алиева с Назарбаевым. "Проправительственные лоббисты и консультанты часто отвечали на критические высказывания команды Алиева. Фирма по связям с общественностью и лоббированию APCO Worldwide, в штате которой работает бывший посол США в Казахстане Элизабет Джонс (Elizabeth Jones), выступила в 2008 году с заявлением, в котором опровергла предположения о том, что Назарбаев стремится стать "пожизненным президентом".

Переписка лоббистов из APCO Worldwide показывает, что после их встречи с семью законодателями и их представителями, была создана группа конгрессменов под названием "Друзья Казахстана". В конце 2009 года небольшая вашингтонская фирма Policy Impact Communications помогла создать аналогичное объединение "Центральноазиатский кокус". Казахстан за три года заплатил входящим в состав и связанным с Университетом Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University) и Центром стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) институтам более 350 тысяч долларов в качестве субсидий на проведение исследований, результатом которых стали преимущественно благоприятные отзывы и сообщения о его стране. "Я называю это просвещенным авторитаризмом", - заявила в интервью о правительстве Назарбаева директор Института новых демократий (Institute for New Democracies) Маргарита Ассенова (Margarita Assenova). Этот институт является партнером Центра стратегических и международных исследований, и он уже подготовил целый ряд докладов о Казахстане. Последним фронтом в этой войне стал окружной суд США в Вашингтоне. В конце прошлого года родственники Алиева, требующие от двух американских консалтинговых фирм 2 миллиарда долларов компенсации за ущерб, подали иск, в котором утверждается, что правительство Казахстана перечисляет деньги конгрессменам, дабы те не вставали на сторону Алиева и его родственников - Давинчи Хурани и его брата Иссама. Активы их нефтяной компании были подвергнуты аресту. Иссам Хурани женат на сестре Алиева. Если эти обвинения соответствуют действительности, то такие действия представляют собой нарушение закона. Но посольство Казахстана и адвокаты консалтинговых фирм заявляют, что письмо, представленное Алиевым в суд в качестве улики (оно якобы написано послом Казахстана), это подделка, причем далеко не первая в череде грязных трюков Алиева и его наемных сторонников".

"Девальвация белорусской валюты показывает, насколько уязвимы экономики наших стран"

В Казахстане ожидают импорта девальвации из стран Таможенного союза - в частности, в парламенте подняли такой вопрос, приведя в пример Белоруссию. Об этом пишет деловая "Панорама".

"Девальвационная дискуссия" возникла при обсуждении на пленарном заседании проекта закона "О ратификации Соглашения о создании условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала". Этот документ, по словам заместителя председателя Нацбанка Бисегали Таджиякова, необходим для дальнейшей интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства и предусматривает два этапа создания этих условий. На первом этапе стороны лишь налаживают обмен информацией между уполномоченными органами стран на постоянной основе. На втором этапе начинается гармонизация национальных законодательств, включая лицензионные требования, порядок осуществления надзора за участниками финансового рынка. Завершить эту работу необходимо до 31 декабря 2013 года. Таджияков не уточнил, насколько законодательства стран - участниц ТС в этой сфере гармонизированы в настоящее время и насколько сильные изменения могут претерпеть, в частности, казахстанские законы. Впрочем, это депутатов и не интересовало. Мажилисменов, как оказалось, больше стала тревожить не дальнейшая интеграция Казахстана с Россией и Белоруссией, а возможная девальвация. Этим они зампреда Нацбанка и озадачили.

- Валютный кризис в Республике Беларусь разрастается, курс доллара повысился на 56%. И это только первый этап, - считает Владимир Нехорошев. - Сегодня там наблюдается дефицит евро. Доллары, все сметают... Белорусская оппозиция выступает за переход на российский рубль. Может, им предложить переход на наш тенге? Недавно мы ратифицировали соглашение о согласованных принципах валютной политики. Насколько придерживалась данного соглашения Беларусь? Девальвируя свою валюту, поставила ли она нас в известность? Ведь опосредованно мы тоже можем быть задеты? Депутат напомнил, что и прежние девальвации, осуществленные в Казахстане, объяснялись не внутренней ситуацией, а внешним влиянием, в частности девальвацией национальных валют в России и Украине. Поэтому вполне логично, что и сейчас ожидается подобный шаг - тем более что рынок-то общий.

Однако Таджияков с Нехорошевым не согласился, вновь заявив - никаких оснований ожидать девальвации тенге нет. "На сегодняшний день платежный баланс как за 2010 год, так и за 4 месяца этого года, могу с уверенностью сказать, у нас положительный. Это означает, что экспортный потенциал превышает импортный. То есть в этом отношении нет никаких проблем. За 4 месяца мы купили где-то $6,6 млрд на нашей валютной бирже, и золотовалютные резервы в целом как Национального банка, так и Национального фонда составляют более $73 млрд... Мы уверяем, что девальвации не будет", - заверил он.

Похожую тему поднимает на своих страницах деловая газета "Бизнес и власть", опросившая аналитиков как из Белоруссии, так и внутри Казахстана. "Как пояснила "&" завотделом экономических исследований КИСИ Анар Рахимжанова, белорусский кризис может повлиять на объем поставок товаров из Беларуси в Казахстан. Но для нас это будет мало ощутимо, поскольку взаимный товарооборот двух стран невысок, и даже в рамках ТС основная торговля у Казахстана идет с Россией. Зато у Казахстана есть очевидный интерес в развитии проектов на территории Беларуси, потому что оттуда открывается прямой доступ на европейский рынок, рассуждает г-жа Рахимжанова.




Другие новости раздела:

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встретился с руководством духовного управления мусульман Кыргызстана и верховным муфтием Максатом ажы Токтомушевым, передает телеканал «МИР 24» В ходе разговора патриарх подчеркнул: мусульманское духовенство ...
У мусульман начинается священный месяц Рамадан. Ближайшие 30 дней верующие должны соблюдать строгий пост, совершать милосердные поступки и ежедневно читать отрывок из Корана. Как правильно провести этот месяц правоверным, выяснил корреспондент телеканала ...
Услышала в новостях, что у мусульман начинается месяц Рамадан. А что это за месяц такой? ... ...
В Казахстане мусульмане готовятся к началу священного месяца Рамадан. Он продлится 29 дней. Именно в это время приходит духовное просвещение, покой, а сердце наполняется любовью, передает телеканал «МИР 24». Правоверные мусульмане должны вплоть до вечера ...

Популярное

Уже совсем немного осталось до наступления Рамазана — священного месяца мусульман. В преддверии столь важного для верующих события «Реальное время» начинает публиковать материалы, связанные с месяцем поста, с уразой и сопутствующими мероприятиями. ...
2 мая мечеть «Хан-Чаир Джами» в 6-м микрорайоне Бахчисарая подверглась нападению вандалов. Неизвестные взломали дверь мечети, проникли в помещение, взяли с полок экземпляры Коранов, разорвали их и пытались поджечь. ...