Новости Ислама
Версия для печати

Кто и почему убивает мусульманских деятелей в Дагестане


  14.06.2011    |   Islam-news

14 июня 2011, 21:28Преступления против религиозных деятелей стали суровой реальностью для ДагестанаВ Дагестане продолжаются покушения и убийства религиозных деятелей. Не успела общественность оправиться от резонансного убийства ректора Института теологии

14 июня 2011, 21:28

Преступления против религиозных деятелей стали суровой реальностью для Дагестана

В Дагестане продолжаются покушения и убийства религиозных деятелей. Не успела общественность оправиться от резонансного убийства ректора Института теологии и международных отношений Максуда Садикова, как за ним последовала еще одна жестокая расправа над имамом мечети села Михеевка Кизлярского района Ашурлава Курбанова. Таким образом, преступления против исламских деятелей для республики стали суровой обыденностью. О возможных причинах происходящего в Дагестане IslamNews расспросил у экспертов, не понаслышке знакомых с ситуацией в республике.

Руководитель рабочей группы Общественной палаты РФ (ОПРФ) по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе, журналист Максим Шевченко, говоря об убийствах религиозных деятелей в Дагестане, отмечает, что это общая цепочка террора происходящего сейчас на территории республики: «Убивают и религиозных деятелей, и силовиков, и молодых ребят-боевиков, которым по 20 лет отроду, можно продолжать список. Все они граждане нашей страны. Другое – это версии и мотивы убийств. Это может быть как бизнес-конфликты, так связи с бандитами и террор, и другие возможные версии.

Что касается религиозных деятелей, то убийства и покушения на служителей ислама в Дагестане свидетельствует о том, что ситуация с религиозно-политическим гражданским противостоянием на Кавказе близка к критической. Ситуацию сегодняшнего гражданского противостояния на Кавказе активно используют третьи силы, жаждущие еще большей дестабилизации региона и хаоса братоубийственной войны», - отмечает М. Шевченко.

«Для меня во всей этой череде убийств наиболее трагична гибель ректора института теологии Дагестана Максуда Садикова – наиболее яркого проповедника и просветителя, терпеливо преодолевавшего человеческое непонимание и неприятие в распространении ценностей ислама.

Садиков был убежденным сторонником диалога и сближения позиций различных групп мусульман. Он являлся ключевой фигурой в начавшемся в республике процессе перевода в общественное и правовое поле религиозно-политических противоречий в среде дагестанских верующих», – рассказал Максим Шевченко.

По словам члена ОПРФ, силовыми методами проблему эскалации насилия и преодоления противоречий внутри мусульманской общины в регионе не решить: «Крайне необходимо, чтобы процесс гражданского и внутриконфессионального диалога в республике сдвинулся с мертвой точки и начал приносить свои плоды. Убийство Максуда Садикова показывает еще раз, что на Кавказе существуют силы, желающие сорвать мирный процесс и поиск путей национального примирения».

Сопредседатель РКНК, политолог Руслан Курбанов, говоря о череде покушений и убийств религиозных деятелей в Дагестане, отмечает, что в этой республике сложилась наиболее сложная ситуация на всем Северном Кавказе.

Причем, по его словам, за громкими убийствами стоит не только общепринятое и озвучиваемое обычно как основной мотив – противостояние между официальным духовенством и радикальными группировками. «Каждый новый случай убийства следует рассматривать отдельно, – отмечает эксперт, – потому, как за преступлениями могут стоять и криминальные схемы, и так называемый «отжим» местного бизнеса, и даже уже вопросы геополитического противостояния в преддверии приближающейся олимпиады в Сочи и т.д.»

По словам Руслана Курбанова, в целом идет противостояние между боевиками и имамами представителями Духовного управления мусульман Дагестана, которое чувствительнее всего ощущается на сельских религиозных деятелях, стоящих в буквальном смысле на передовой: «Это настоящие бойцы идеологического фронта, которых государство не может обеспечить даже минимальной охраной».

Что касается убийства Максуда Садикова, отмечает собеседник агентства, что версии, послужившие мотивом преступления, следует искать в области далекой от теологических споров.


«Могу предположить, что какие-то финансовые и политические интересы тоже могли стоять за этим преступлением, потому что Максуд Садиков был ключевой фигурой отстраивающейся сегодня общероссийской системы исламского образования. В формировании этой более структурированной и прозрачной системы сегодня заинтересовано и само государство. Так, что за этим убийством могут стоять более солидные фигуры, нежели просто боевики», – рассказал Руслан Курбанов.

На Северном Кавказе сталкиваются интересы многих сил, находящихся как в России, так и за ее пределами, говорит председатель Ассоциации общественных объединений «Собрание» Мухамед Саляхетдинов.

«Коррупция и безработица – эта та мутная вода, где пытаются ловить свою рыбу те, кто заинтересован в поддержании нестабильности в регионе, – отметил он. – Радикализированная коррупцией молодежь ищет выход из нерешенных социальных проблем, отсутствия внимания к своим нуждам в идеалах веры. А поскольку социально-экономическая ниша традиционного суфийского ислама в республике уже занята, а ее ресурсы давно распределены между его адептами, то молодежи ничего не остается, как искать справедливости в учении "чистого ислама", существовавшего во время пророка и праведных предков».

По его словам, жертвами этого хаоса являются мусульманские деятели, как и многие из тех, кто погиб на Северном Кавказе за последнее время, оказавшись на пересечении интересов различных сил, стремящихся к постоянной дестабилизации. «Радикализированная молодежь – лишь закономерное следствие и одновременно удобный объект политики, проводимой в регионе внешними силами», – подчеркнул общественный деятель.

С ним солидарен известный мусульманский политический и общественный деятель Али Вячеслав Полосин. «Я склоняюсь к озвученной версии, что за убийством Максуда Садикова стоят те силы и люди, которые хотят не допустить развития начавшегося процесса примирения и согласия в Дагестане. Известно, что в Дагестане имеет место жесткое противостояние так называемого традиционного для республики ислама, в том виде, в котором он сформировался там на протяжении веков, и относительно нового явления под названием салафия, которое появилось в последние 20 лет».

Этот конфликт, по мнению Али Полосина, не приносил пользы никому, поэтому правительство Дагестана предприняло меры, чтобы сгладить углы, наладить диалог представителей традиционного суфийского ислама с умеренными салафитами, которые не имеют намерения брать в руки оружие.

«Максуд хаджи был локомотивом примирения и согласия, – отметил эксперт. – Он имел контакты и с правительством республики, и с суфийской общиной, к которой лично принадлежал, и с салафитами, поскольку сам отличался умеренностью, никогда не призывал к расправам и другим крайностям. Вечером в день убийства он как раз был у муфтия главной мечети, с которым обсуждал повестку предстоящего заседания оргкомитета у главы Дагестана по созданию конгресса алимов республики, под которым имелся в виду не только ныне существующий совет алимов, представленный суфийскими учеными, но и с участием салафитских деятелей умеренного толка. По завершении встречи он совершил вечерний намаз и поехал к дому, где его и ждали два убийцы. Особенно горько, что был убит вовсе не какой-то радикал, который призвал к расправам с инакомыслящими, а человек очень умеренных, просвещенных взглядов, который умело сочетал религиозное и светское образование, чему пример его Институт теологии и международных отношений, получивший не только российское, но и международное признание. Да смилостивится над ним Аллах и примет его душу как шахида!»

Кто бы ни стоял за этим преступлением: мятежники, укрывающиеся в горах, какие-то зарубежные силы, оборотни во власти или кто-то еще – очевидно, что цель этой акции заключается в срыве процесса примирения в республике и дальнейшей эскалации внутримусульманского конфликта в Дагестане. Неслучайно, что первый, кто сел за стол переговоров с салафитами, был председатель Совета имамов Магомедрасул Саадуев, подчеркнул А.Полосин.

По его убеждению, долг мусульман – продолжить процесс примирения. «Совершенно не дело, когда мусульмане друг друга с лета обвиняют в куфре (неверии – IN). Это же серьезнейшие, ответственнейшие вещи. Богобоязненные люди боятся не только произносить такие вещи, но и даже думать о них. В конце концов, есть хадис, что если ты подозреваешь своего брата в чем-то, то должен 70 раз искать ему оправдание, прежде чем обвинить», – отметил собеседник агентства.




Другие новости раздела:

Жители двух татарских деревень Нижнекамского района - Кзыл Яр и Клятле - пошли наперекор вековым устоям. Они попросили уехать гостей - проповедников "правильного" ислама из Средней Азии. "Но мы купили молельный дом", - удивились те. "Мы его выкупим", - ...
Беспрецедентное для немецкого министра заявление сделал новый глава МВД ФРГ Хорст Зеехофер, в течение десяти лет занимавший кресло премьера Баварии. Едва перебравшись из Мюнхена в Берлин по приглашению Ангелы Меркель, председатель ...
В середине сентября глава Татарстана Рустам Минниханов посетил Алтайский край. В ходе рабочего визита Рустам Нургалиевич посетил Соборную мечеть в Барнауле. ...
Глава администрации Автозаводского района Александр Нагин примет участие в торжествах по случаю мусульманского праздника Курбан-байрам в Соборной мечети «Тауба» 1 сентября. Об этом сообщает управление по работе со СМИ администрации Нижнего Новгорода. ...