Новости Ислама
Версия для печати

Нацмен звучит гордо


  11.08.2011    |   Islam-news

11 августа 2011, 15:24Постпред Татарстана на Урале Ринат Садриев: «Мусульманские молитвы – это часть меня, часть моего народа!»1 июля 2011 года Указом Президента Республики Татарстан Рустама Минниханова Постоянным Представителем Республики Татарстан на

11 августа 2011, 15:24

Постпред Татарстана на Урале Ринат Садриев: «Мусульманские молитвы – это часть меня, часть моего народа!»



1 июля 2011 года Указом Президента Республики Татарстан Рустама Минниханова Постоянным Представителем Республики Татарстан на Урале был назначен известный в регионе предприниматель, меценат, политик и общественный деятель Ринат Риватьевич Садриев. Человек разносторонний, образованный, с богатым жизненным опытом, давно занимающийся проблемами развития национально-культурной и религиозной жизни татар в Свердловской области, вопросами миграции и межнациональных отношений. О себе, о своей деятельности, о национальной политике и религиозном самосознании он рассказал порталу IslamNews.

Справка: Ринат Риватьевич Садриев родился 11 ноября 1961 г. в г. Еманжелинск Челябинской области в семье рабочих. Закончил Красноярское высшее командное училище радиоэлектроники войск ПВО. После обучения был направлен для дальнейшего прохождения службы в одну из частей Прикарпатского военного округа. Проходил службу на различных командных должностях в Вооруженных силах. После развала СССР, отказался принимать присягу Украине, и был уволен в запас. Занимался бизнесом. В 1997 году основал автотранспортную компанию «Ю-Ви-Эй-Транс», основу которой составили офицеры запаса, ветераны «горячих точек». Предприятие более 14 лет успешно работает на рынке пассажирских перевозок, став одним из крупнейших коммерческих перевозчиков г. Екатеринбурга. С начала 2000-х гг. Ринат Садриев занялся общественной деятельностью: является учредителем Некоммерческого Партнерства «Национальный Медиа-холдинг» и одним из основателей татарской газеты «Саф чишм?» (Чистый источник), выступил организатором и первым председателем Правления «Конгресса татар (Татары Урала) Свердловской области». Является председателем Правления Свердловской областной общественной организации «Союз офицеров запаса», членом правления Свердловского областного отделения Российского Союза ветеранов Афганистана, членом общественного координационного совета ветеранов при Губернаторе Свердловской области. С 2006 по 2010 гг. Ринат Садриев был депутатом Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области. Курировал вопросы транспорта, дорожного хозяйства, экологии, малого бизнеса. С 2008 г. работал заместителем председателя комитета по промышленной, аграрной политике и природопользованию Областной Думы. Был руководителем рабочей группы по вопросам организации транспортного обслуживания и дорожной деятельности на территории Свердловской области. С 2010 г. – член Общественной Палаты Свердловской области, председатель комиссии по межнациональным вопросам и вопросам миграции. Женат, воспитывает двух сыновей.

- Приветствуем, Вас, Ринат Риватьевич. Спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. И первый из них: Вы офицер запаса, успешный бизнесмен. Как вообще так получилось, что Вы стали заниматься проблемами татар и татарской культуры на Урале? Что Вас к этому подтолкнуло?

- Вопрос это не простой. Ведь формирование сознания человека зависит от той обстановки, в которой он воспитывается. Например, я родился в г. Еманжелинске Челябинской области, в татарской семье, мои родители из Татарстана. Отец всегда говорил мне: «Ты татарин. Не забывай, что ты не Рома, а Ринат». Летом я ездил к бабушке в Татарстан, насыщался этой культурой, в моей памяти навсегда останутся деревенские сабантуи. Но в детстве я особо над этим не задумывался. Жил-то я в Челябинской области, учился в советской школе, класс у нас был довольно интернациональный. С проявлениями национализма я столкнулся в военном училище в Красноярске, бывало, даже приходилось драться из-за этого, я не давал людям возможности себя обижать. Там со мной училось несколько татар, мы внутренне чувствовали, что являемся соплеменниками, поэтому старались держаться друг друга. Перед выпуском, в 1983 г., когда я возвращался со стажировки из Кирова в Красноярск, произошел один интересный эпизод – мы ехали в поезде, с нами сидела женщина, которая по своей душевной доброте стала угощать солдатиков домашней снедью, так и познакомились. Она спрашивает: «Как тебя зовут?» Я говорю: «Ринат». Она: «А что такое имя странное?» Я: «татарское». Она: «Ааа, так ты нацмен!» И сказала она это так естественно, для нее это слово было привычным. И тут я задумался: «Вроде я советский человек, а оказывается, что я – нацмен, национальное меньшинство, значит, ко мне применяется другая политика и другое общественное отношение». Это окончательно актуализировало мое национальное самосознание и желание держаться ближе к своим, к татарам, таким же нацменам, как и я. Потом служил я на Западной Украине, где окунулся в совершенно другую национальную ауру – украинцы – великий народ с великой культурой, которую они любят и ценят. Там я осознал, что тоже являюсь представителем великого народа с великой культурой и древней историей. Когда ко мне приезжали служить военнослужащие из Татарстана, я тоже чувствовал, что это мои соплеменники, всегда старался им помочь. Мой путь, как я потом понял, это путь многих татар, которые родились за пределами Татарстана. Для того чтобы получить тот или иной результат, нужно чтобы какие-то условия были заложены. Поэтому я стараюсь то отношение, которое было у меня в детстве к родной культуре, передать своим сыновьям, всегда стараюсь их брать на национальные мероприятия, чтобы они знали свои корни и гордились ими.

- По научному, это называется «актуализация этнического самосознания», но она, как Вы сказали, происходит у многих. Что подтолкнуло Вас к тому, чтобы начать практическую работу по сохранению татарской культуры на Уральской земле?


- В конце 1990-х гг. я познакомился с журналистом Фавией Ахтямовной Сафиуллиной, собственно в это дело вовлекла меня она. Начала доказывать, что нужно помогать культуре родного народа, знакомить с людьми, у которых были подобные же идеи и стремления. Она познакомила меня с предпринимателем Ринатом Аскаровым, который активно занимается строительством мечетей в Свердловской области, политиком и общественным деятелем Альбертом Абзаловым, журналистом Дилярой Деевой, которая вместе с Фавией Сафиуллиной создавала в г. Артемовский Свердловской области татарское телевидение. Мы поговорили, наши интересы и желания совпали и мы учредили некоммерческое партнерство «Национальный Медиа-холдинг», одним из детищ которого стала татарская газета «Саф чишм?» (Чистый источник). Тогда же начали работать с Всемирным конгрессом татар. Одним из крупных наших проектов была установка спутниковых тарелок в 42 селах и городах Свердловской области, для того чтобы люди могли смотреть телеканал «Татарстан – Новый век». Это очень сильно мотивировало многих людей, которые получили связь с исторической родиной. Они в режиме реального времени понимают, чем живет Татарстан, пошел обмен информацией. Не так давно я был в Калининграде, и каждое утро смотрел телепрограмму «Х?ерле ирт?!» (Доброе утро!), и меня приятно удивило, что по количеству поздравлений, отправляемых в программу, после Татарстана и Башкортостана шла Свердловская область, т.е. она занимала третье место. Видел на экране названия сел, в которых мы тарелки устанавливали. Значит, не зря мы делали эту работу! В этот период я познакомился с председателем ВКТ Ринатом Зиннуровичем Закировым, я ему от всей души благодарен за то, что он глубже ввел меня в татарское сообщество. Благодаря этому я понял, что те вопросы, которые я себе постоянно задавал, волнуют очень многих татар.

- В мае 2009 г. по Вашей инициативе была создана региональная общественная организация «Конгресс татар (Татары Урала) Свердловской области», на учредительной конференции которой более ста человек - представители религиозных организаций, депутаты городского и областного парламента, общественные деятели. Какую задачу Вы ставили, создавая эту организацию? Ту же, что и при создании «Национального Медиа-холдинга»?

- Был «Национальный Медиа-холдинг», нам его вполне хватало. Мы не только работали в области СМИ, но и помогали в проведении сабантуев, музыкальных конкурсов, начиная с конкурса «Играй, гармонь», заканчивая ставшим традиционным фестивалем «Урал сандугачы» (Уральский соловей). С 2005 года стали инициаторами и организаторами Областных Сабантуев. Видя реальную работу, к нам начали все чаще обращаться с различными вопросами и татарские общественные организации на местах, и из Татарстана. Поступило предложение от Рината Зиннуровича Закирова организовать подразделение ВКТ в Свердловской области. Мы с единомышленниками согласились. Насколько это ответственно, я понял, когда мы в 2010 г. проводили III Всероссийский фестиваль татарского фольклора "Т?г?р?к уен", на который съехалось более 500 гостей со всей России. Провели его, считаю, очень достойно. Два года подряд, в 2010 и 2011 гг. проводим большой праздник Маулид-Байрам, много других мероприятий. В этом году провели, например, федеральный сабантуй, который прошел на высочайшем уровне. Многие потом с благодарностью подходили и с гордостью говорили, что почувствовали себя татарами. Почти в каждом городе Свердловской области сегодня есть представительства Конгресса. Это структурировало татарскую общественную жизнь на Урале.

- Известно, что помимо возрождения национальной культуры татар, Вы оказываете помощь и возрождению ислама, например, помогали строительству мечетей в поселке Буланаш, деревне Нижний Арий, в г. Верхней Туре, Соборной мечети Екатеринбурга, екатеринбургской мечети «Рамазан» и др. Из Ваших слов напрашивается вывод, что Вы не выделяете религию в отдельное направление?


- Нет, никогда не выделял. Как-то все шло параллельно. Просили помочь, помогал и не для того, чтобы этим потом хвастаться или кичиться. Просто помогал, когда была возможность. Я считаю, что это долг каждого мусульманина. Каждый, кто приносит садака на строительство мечети, делает огромное и важное дело, ведь ислам – неотъемлемая часть нашего народа, нашего сознания. К сожалению, не везде получается быстро строить мечети: в поселке Буланаш Артемовского городского округа есть активист Тагир Тухбатуллин, собственно, благодаря его усилиям там все движется так хорошо. Есть даже интересная история - напротив мечети стоит деревянный православный храм, когда туда приехал архиеписком Екатеринбургский и Верхотурский Викентий, то, увидев мечеть, сказал: «Мы не должны перед мусульманами в грязь лицом ударить!», сейчас там будут строить большой каменный храм.

Несколько другая ситуация в г. Верхняя Тура. Инициатор строительства - председатель местной татарской национально-культурной автономии Шамиль Гарифуллин. Он и его единомышленники проделали большую работу – добились выделения земли под строительство большой деревянной мечети, срубили сруб. Из-за отсутствия финансовых средств там дела идут медленнее. Сейчас мы пытаемся найти им спонсоров, но это несколько отдаленная территория. Однако мусульмане не отчаиваются, собираются на субботники, мы молимся Всевышнему и думаем, что дело сдвинется дальше.

- Насколько я знаю, по примеру г. Серова, Вы организовывали марафоны по сбору средств на строительство ряда мечетей. Насколько это удачный способ сбора денег на строительство?

- Да, это очень удачная идея. В Серове благодаря усилиям городской администрации с помощью марафонов как раз и удалось построить мечеть. В идее марафонов важны не столько деньги, хотя и они тоже, но, наверное, главное, что они пробуждают религиозное самосознание людей. Они приходят на мероприятие, связанное с мечетью, они осознают, что мечеть нужна и дают на нее свою копеечку. Это и есть народная стройка. Когда олигарх мечеть построит, это не народное дело. А тут люди будут ее беречь, ходить туда, она будет по-настоящему народной.


- Какова, на Ваш взгляд, степень влияния ислама на современное общество?


- Ислам объединяет сотни тысяч людей разных национальностей. Это такой мощный культурный пласт, который колоссально влияет на становление личности. Все мы обращаемся к маме, когда тяжело, точно также люди обращаются к вере, к Богу, чтобы найти утешение и спасение. Ведь мир настолько разнообразен, что человек не всегда знает, как жить, а ислам дает определенные ответы, возможность двигаться в том или ином направлении. Это уклад жизни, в соответствии с которым люди живут веками и тысячелетиями, по сути, это жизнь народа, с верой мы идем с самого рождения и до смерти. У меня на устах мусульманские молитвы, которым научила меня мама в далеком детстве, я всегда их произношу, когда трудно, когда отправляюсь в путь, совершаю какое-то действие. Они уже часть меня, часть моего народа. Член правления Конгресса татар «Татары Урала», председатель общественной организации «Просвещение» Руслан Нурмаметов говорит, что ислам – это наука. И я с ним во многом согласен, потому что ислам заставляет размышлять над многими моментами. Так случилось, что сегодня у татар кто-то мусульманин, кто-то атеист, кто-то христианин, но я верю свято, что весь наш народ вернется к истокам. Сегодня несправедливо говорят, что ислам – это религия приезжих. Вовсе нет. В мечети ходят как мусульмане, приехавшие к нам из Средней Азии и Кавказа, так и наши татары. Может быть, их не так много, как хотелось бы, но они есть, и их становится больше. Конечно, многие приходят к исламу под старость. Один мой знакомый сказал: «Я понял, что я мусульманин, когда хоронил родителей». Не хотелось бы, чтобы люди приходили к этому при трагических обстоятельствах. Но сегодня я вижу в исламе очень много молодых татар. И это радует.
Руслан Нурмаметов, Ринат Садриев, Альфрид Мустафин на строительстве временной соборной мечети в Екатеринбурге


- Не могу ни задать такой вопрос: сегодня и в России в целом, и в нашем регионе достаточно много мусульманских организаций, между которыми складываются, мягко говоря, не дружественные отношения, то же самое до недавнего времени происходило и в татарском сообществе Екатеринбурга и Свердловской области. В чем, на Ваш взгляд, причина отсутствия единства?

- Ответ на этот вопрос нужно искать в психологии человеческого социума. Есть лидеры, которые не могут никому подчиняться, не могут по определению быть ведомыми, они сами пытаются формировать для себя определенную нишу. Многие организации создавались не для конкретной работы, а для удовлетворения личных амбиций, желания быть «главным татарином». Так у нас в татарской среде и появилось много баев, за которыми стоит максимум один – два человека и мало конкретных дел. К сожалению, обострено чувство конкуренции за общественную значимость. Возможно, это поощряется и теми, кто боится лозунга «Татары всего мира – объединяйтесь!», ведь тогда наш народ будет сильным. По логике, слабых бьют, а с сильными считаются. В религиозной среде, к сожалению, происходят аналогичные процессы – слишком много людей, которые хотят быть лидерами, но далеко не все реально ими являются.

- Продолжим национальную тему: с 2010 г. Вы входите в состав Общественной палаты Свердловской области, в которой возглавляете комиссию по межнациональным вопросам и вопросам миграции. Как Вы оцениваете оба этих вопроса в России и на Урале?

- Я застал те времена, когда была по настоящему великая общность – советский народ, и все делалось для того, чтобы эта общность была, чтобы люди ощущали свое единство и принадлежность к одной стране. На нынешнем этапе национальная политика подобна мустангу, дикому жеребцу, который несется куда-то, захотел он поесть, остановился и поел, захотел справить естественные надобности, остановился и сделал это. Жеребец этот очень своенравный, несется куда-то без управления и конца и края его пути не видно. Есть выражение - если не заниматься политикой, то политика займется вами. И так будет до тех пор, пока на шею этого мустанга не набросят лассо, не окультурят его. Уверен, что со временем мы вернемся к тому, что было в советское время, это одна из довольно удачных моделей национальной политики. То, что сегодня мустанг – неуправляемый видно на примере миграционной политики. Почему к нам едут трудовые мигранты? Потому что тут лучше, чем на родине с экономической точки зрения, потому что тут есть работа. Мигрант у нас получает в районе 25 - 30 тыс. рублей. Пойдут ли на эту зарплату местные специалисты? Губернатор Свердловской области А. Мишарин поставил цель повысить средний уровень зарплаты по региону к концу 2011 г. до 23 тыс. рублей. Сейчас она составляет 20502 рубля. Т.е. ниже, чем у гастарбайтеров, а люди не идут работать водителями, строителями, дворниками, на предприятия, потому что за 1990-2000-е гг. была дискредитирована идея рабочей профессии. Молодому человеку проще в свободном полете что-либо купить и перепродать. Разрушена система профессиональной подготовки. Я хорошо знаю транспортную отрасль – там до 80-90% водителей маршрутных такси – это мигранты. В нашей стране порушена система подготовки водителей категорий Д и Е, вот они и приходят, у многих права куплены, они разбивают машины, но учатся на собственных ошибках, приобретают опыт. Получается, мы бесплатно готовим специалистов для зарубежных государств, и это помимо того, что большую часть своих зарплат они отправляют на родину, т.е. инвестируют заработанные в России деньги в экономику своих стран. Миграционная политика у нас совершенно не продумана – вроде бы стремимся защитить своих работников, введя квотирование, но люди не идут работать, а в результате разрушаются целые отрасли российской экономики.
Неуправляемая миграционная политика приводит и к возникновению очагов напряженности. Приближаются выборы и политики начинают манипулировать на этой теме – работы нет, кто виноват, мигранты – они ответить не могут, у них пока нет своей партии или профсоюза. Напряженность вызывает и то, что мы не знаем, кто к нам приезжает. Среди приезжих, к сожалению, немало личностей с сомнительным прошлым, отсюда проблема этнокриминала, обострение криминогенной ситуации, ухудшение отношений между местными и приезжими, а также между отдельными общинами разных народов. Это такой нарыв, который рано или поздно стрельнет.

- А в Сагре стрельнуло?

- Сколько об этой Сагре говорят, говорят. Прилепили к криминальному конфликту национальный лейбл и обсуждают бесконечно, вместо того, чтобы заниматься профилактикой и предотвращением подобных конфликтов в будущем. Мы забываем, что, провоцируя ситуацию тут, это отражается на наших соотечественниках за рубежом. В 1990-е гг. я по делам часто бывал в Польше, в Турции, прекрасно помню, как к русским там относились, было много негатива. А на постсоветском пространстве имеют место антирусские акции, причем, даже на государственном уровне – это симметричный ответ, на то, что происходит у нас. Но критиковать можно бесконечно. На мой взгляд, ключевая проблема в том, что нет специалистов, которые были бы компетентны в решении межнациональных проблем. Их надо готовить. В этом отношении мы в начале пути. Нет и четкого видения, к чему нам надо двигаться. Элементарный пример – коренных народов России и Урала удмуртов, марийцев, татар и башкир многие называют «диаспорами». Ну, какие же мы диаспоры? Вот определение из словаря: «Диаспора - это группа людей, объединенных по национальному признаку, живущих за пределами своего государства». Но Татарстан, Башкортостан, Удмуртия и Марий Эл – российские регионы, а удмурты, марийцы, татары и башкиры исторически проживали на Урале. Должно быть понимание таких вещей. Нужно поступать как врач: когда человек заболел, приходит доктор, для начала ему нужно собрать информацию – опросить больного, взять у него анализы. Это необходимые этапы для того, чтобы сделать анамнез. Политикам, наверное, нужно больше говорить с народом, особенно с русским, спрашивать, что его волнует. Ведь их мнением мало интересуются. Нужно работать даже с националистами – спросить: «За что вы боретесь?» Они ответят: «Нужно выгнать всех!» Их спросят: «А что с экономикой будет?» В ответ будет молчание. Их спросят: «Значит, наверное, не выгнать, а оставить на определенных условиях?» Вот так и развивается диалог в нужную сторону. Вот так в условиях широкого общественного диалога можно достичь приемлемого для всех компромисса. Итак, анамнез сделан. Теперь нужно приступать к программе лечения и работать по ней. Нужно говорить со всеми национальностями, у них ведь есть свое видение политики в области культуры, религии, образования. Вот никак не сдвинется с мертвой точки дело строительства Соборной мечети в Екатеринбурге. А это проект прорывной, уверен, что под ним подписалось бы большое количество людей. Но для его осуществления нужна политическая воля. Его реализация бы успокоила общество. И так нужно поступать в отношении всех конфессий – если православные решили реализовать проект «храма шаговой доступности», наверное, справедливо будет, если мусульмане будут строить больше мечетей, евреи – синагог, протестанты – кирх и т.д. Государство должно гарантировать определенные условия, а общественность должна выполнять свою часть обязательств. Это и есть социальное партнерство.

- Вот уже больше месяца Вы являетесь Постоянным Представителем Татарстана в Уральском регионе? Что вы намерены сделать в первую очередь в этой должности, и сможете ли Вы заниматься всем тем, чем занимались раньше?


- Работа постпреда сродни работе дипломата. Нужно эффективно представлять интересы Татарстана во вверенном регионе. А он обширный – это Пермский край, Свердловская, Челябинская, Курганская и Оренбургская области. У меня есть перечень функциональных обязанностей, которые я выполняю. Теперь я государственный служащий. Это не позволяет мне заниматься бизнесом, придется оставить и часть общественной работы. Недавно я официально сложил с себя полномочия председателя Правления Конгресса татар «Татары Урала». Я останусь членом Общественной палаты, в меру сил постараюсь участвовать в других общественных проектах, которыми занимался ранее, естественно, продолжу взаимодействовать с КТСО «Татары Урала», а теперь в новом качестве и с татарскими общественными организациями.

Если говорить о том, что я собираюсь делать на посту постпреда, то считаю, что, прежде всего, нужно развивать экономические отношения Татарстана и Урала. У Свердловской области и Татарстана хорошая история взаимоотношений, личные взаимоотношения связывали Э. Россель и М. Шаймиева, а сейчас А. Мишарина и Р. Минниханова. Очень активная на Урале общественная жизнь у татар, хорошие гуманитарные связи с Татарстаном. Но вот экономический потенциал реализован не полностью. Основная задача, чтобы повышалась взаимная торговля, чтобы больше уральских и татарстанских предприятий сотрудничали друг с другом.

- Сейчас идет священный для мусульман месяц Рамадан, что Вы можете пожелать нашим читателям?

- Всех соотечественников я хочу поздравить с этим замечательным праздником. Без веры, мы ни к чему не придем. Мы должны помнить, что история татарского народа неразрывно связана с исламом. Я считаю, что самый страшный грех - это предание веры, самое главное, чтобы нас сия злая чаша миновала.

Беседовал Алексей Старостин








Другие новости раздела:

В середине сентября глава Татарстана Рустам Минниханов посетил Алтайский край. В ходе рабочего визита Рустам Нургалиевич посетил Соборную мечеть в Барнауле. ...
Глава администрации Автозаводского района Александр Нагин примет участие в торжествах по случаю мусульманского праздника Курбан-байрам в Соборной мечети «Тауба» 1 сентября. Об этом сообщает управление по работе со СМИ администрации Нижнего Новгорода. ...
Дата и время мероприятия: 29 августа, 11:00 ... ...
В мечетях Казани праздничный намаз на Курбан-байрам начнется с проповеди в 4.30 утра. Общественный транспорт, останавливающийся возле мечетей, заработает в этот день с 3.30 утра. ...

Популярное

В середине сентября глава Татарстана Рустам Минниханов посетил Алтайский край. В ходе рабочего визита Рустам Нургалиевич посетил Соборную мечеть в Барнауле. ...