Новости Ислама
Версия для печати

Парвиз Муллоджанов: Провал США в Афганистане и бросок "нео-талибов" в Среднюю Азию


  22.08.2011    |   ИА REGNUM

В настоящее время и в самом Афганистане, и за его пределами, все меньше остается сомнений в том, что силовой вариант нейтрализации движения Талибан практически исчерпал себя и не имеет дальнейших перспектив. В результате, США и их союзники по западной В настоящее время и в самом Афганистане, и за его пределами, все меньше остается сомнений в том, что силовой вариант нейтрализации движения Талибан практически исчерпал себя и не имеет дальнейших перспектив. В результате, США и их союзники по западной коалиции вынуждены были предпринять в последние несколько лет ряд серьезных попыток по корректировке своей стратегии в Афганистане и поиску новых путей и подходов к решению афганской проблемы.

Как представляется, существуют несколько достаточно объективных факторов, обусловивших провал многолетних попыток сил коалиции нанести окончательное и решительное военное поражение талибам в Афганистане.

Во-первых, США и НАТО изначально слишком упрощенно представляли себе ситуацию в Афганистане и потому просто не были готовы к необходимости распутывать сложный узел внутренних афганских противоречий и проблем. Ведь основная причина раздора и разногласий, раскалывающих современное афганское общество, заключается даже не столько и не только в различной интерпретации Ислама - в противном случае, компромисс был бы давно уже найден. Точно также дело уже и не в противостоянии между модернистами и традиционалистами - подобная трактовка, скорее всего, верна лишь в отношении периода до советской оккупации. Сегодня же основная и ключевая дилемма заключается в том, каким быть Афганистану завтрашнему - пуштунским национальным государством, каким он и был по сути дела со дня своего основания или же федеративным образованием, где меньшинства севера имели бы хотя бы пропорционально равный доступ к ресурсам и власти. Со времени советской интервенции традиционный, складывавшийся веками политический и этнический баланс в стране был кардинально нарушен - в течение 80-90 годов меньшинства севера получили в свои руки военные и экономические ресурсы и не согласны более мириться с однозначным политическим доминированием пуштунского большинства. В свою очередь, пуштуны столь же категорично не согласны принимать новые реалии и военно-политический расклад; именно по этой причине пуштунские племена и поддерживают до сих пор движение Талибан, которое рассматривается ими как практически единственная сила, способная вернуть ситуацию в стране на круги своя.

С самого начала и по сей день стратегия США фактически заключалась в поддержке процесса "ре-пуштунизации" властных структур - отчасти из-за позиции Пакистана, отчасти из убеждения, что национальные меньшинства не в состоянии обеспечить контроль над всей территорией страны. Однако, естественным союзником натовцев на местном уровне был как раз Северный Альянс, в то время как противостоящее западной коалиции движение Талибан традиционно опиралось на пуштунское большинство. Вынужденная в таких условиях политика лавирования между югом и севером привела американцев к утрате доверия у обеих сторон - сегодня национальные меньшинства все более уверены, что США помогает строить "националистическое пуштунское государство", а многие пуштуны склонны видеть лишь "засилье северян во властных структурах". В результате, США и НАТО вместо того, чтобы расширить социальную базу своей поддержки среди местного населения, постепенно доводят ее до минимума, как на Севере, так и на Юге.

Во-вторых, одна из основных причин провала начальной стратегии имеет чисто военный характер. США не смогли и, очевидно, уже не смогут перекрыть пути тылового обеспечения группировок Талибан в стране, основные и постоянные базы которого находится в соседнем Пакистане. Между тем, в любой анти-партизанской компании перекрытие путей поставок вооружения и амуниции является одним из основных залогов успеха. Двусмысленная политика пакистанского руководства (о тесной связи пакистанской разведки с талибами известно уже давно, а многолетнее местонахождение Бен Ладена буквально в двух шагах от пакистанской военной базы явилось лишь ее дополнительным подтверждением), практически не оставляет шансов на ликвидацию тыловых баз сопротивления. Без этого же дальнейший разгром и поражение талибов представляется просто неосуществимой задачей.

И наконец, силы коалиции и афганское правительство все больше выпускают из рук инициативу на идеологическом фронте. В войне идеологий побеждает та сторона, чей посыл и обращение к мирному населению и обществу в целом носит наиболее простой и доходчивый характер. В этой связи, талибы опять же выглядят намного эффективнее сил коалиции - их лозунги ясны и понятны, пусть даже далеко не для всех афганцев представляются приемлемыми. В то же время, идея "демократического централизма", проталкиваемая США без учета местной специфики, носит для афганцев изначально абстрактный и демагогический характер. Более того, данная идея уже давно дискредитировала себя на фоне коррупционных скандалов и соответствующей репутации чиновников правительства Хамида Карзая. С другой стороны, солдаты и офицеры афганской армии (АНА) сегодня уже все в возрастающей степени идеологически дезориентированы заявлениями своего президента, то призывающего их непримиримо бороться с талибами, то называющего Мулло Умара "своим дорогим братом". В этой ситуации, идеологический разброд и сумятица в стане правящего режима уже налицо, усиливаясь по мере продвижения мирных переговоров с оппозицией.

Как дальше будет складываться ситуация в Афганистане - данный вопрос сегодня находится в эпицентре внимания многочисленных экспертных групп и аналитических центров - так что недостатка в предлагаемых сценариях нет. Однако, в целом, на мой взгляд, можно выявить несколько основных и наиболее вероятных вариантов развития:

Сценарий первый - условно позитивный, по мнению большинства экспертов, для США и сил коалиции. Согласно ему, США удастся в ходе переговоров расколоть движение Талибан и привлечь умеренную его часть на свою сторону. Усилившийся таким образом процесс "ре-пуштунизации" сферы большой политики обеспечит переход большинства пуштунских племен и традиционных лидеров к поддержке правительства, что позволит в дальнейшем добиться сначала изоляции, а потом и нейтрализации наиболее радикальной и непримиримой части талибов. Для обеспечения прав и поддержки национальных меньшинств американские эксперты выдвигают новый тезис о "демократическом децентрализме", применение которого, якобы, обеспечит этническим группам больше автономии на локальном уровне. На политическом уровне в противовес афганской армии (где таджики составляют сегодня значительную часть командного и личного состава) укрепляется полиция, в поддержку которой могут быть приданы племенные ополчения пуштунских племен "лашкар" и формирования тесно связанных с ними лидеров "умеренных талибов".

При этом полного и окончательного вывода американских войск из Афганистана не произойдет - во всяком случае, в среднесрочной перспективе. При этом, благоприятная внутриполитическая обстановка позволит США вывести основную часть своего контингента, сведя к минимуму затраты бюджета; для контроля за обстановкой в стране останется сеть постоянных баз, договоренность о которых, судя по информации СМИ, уже практически достигнута. Видимо, в расчете на данный сценарий, американцы сегодня все еще всячески тормозят процесс снабжения афганской армии тяжелой техникой и авиацией, сводя характер ее развития к полицейским силам. В результате, такая армия не сможет самостоятельно вести борьбу против повстанцев, что и обусловит долгосрочную необходимость в американском присутствии.

Подобный сценарий можно условно обозначить и "нашим и вашим", так как он предполагает определенные бенефиции для всех сторон - от пуштунов и таджиков до Пакистана. Другое дело, насколько такие сценарии, хорошо выглядящие на бумаге, реально осуществимы на деле? Самый главный и непредсказуемый фактор со многими неизвестными здесь сами талибы, которые и по своему составу и по идеологии уже далеко не те, что были в 90-ых годах. Сегодня старое руководство уже все более оттесняется порослью новых молодых лидеров, процент радикалов среди которых превалирует. В 90-ых годах талибы были больше национально ориентированы - сегодня среди них все больше "джихадистов"; движение Талибан во многом превратились в часть международной радикальной сети, которой оно обязано своим выживанием и перед которым, несомненно, несет и будет нести определенные обязательства и в будущем. Главный вопрос в этой связи - по каким критериям будет определяться "умеренность" тех или иных лидеров, и где гарантия, что это не приведет к постепенной "талибизации" центрального правительства, радикализации всей его внутренней и внешней политики?

Другой вызывающий сомнения вопрос: насколько при таком сценарии возможно достижение межэтнического мира, баланса между югом и севером, обеспечение более-менее справедливого доступа к власти и ресурсам? Сам подход американцев к его разрешению вызывает серьезные сомнения - не сумев обеспечить пропорциональный приток пуштунов в армию (выходцы из южных районов составляют в АНА только 3-5 %), они создают в качестве противовеса "пуштунскую" по составу полицию; тем самым, по сути, закладываются основы для будущего противостояния и возможной гражданской войны. Безусловно, что тезис "демократического децентрализма" (федерализма) в условиях современного Афганистана более чем трудноосуществим. Поэтому, скорее всего, в рамках данного сценария американцы и международное сообщество "ради укрепления стабильности" постараются негласно помочь центральному правительству силой подавить возможное сопротивление процесса "ре-пуштунизации" власти на севере страны.

Предполагается, что если данные усилия увенчаются успехом, то можно будет уже говорить о возврате к традиционной структуре власти, к "пуштунскому" Афганистану, а значит и об установлении относительной стабильности в стране. Конечно, для сторонников подобного "прагматического" подхода, это будет означать несправедливый раздел власти, но стабильность (хотя бы на определенный период) может быть достигнута. Другое дело, насколько устранение Северного Альянса, которые остается единственным противовесом талибов и их зарубежных союзников, выгодно западной коалиции? И не приведет ли его устранение или дальнейшее ослабление к той же ситуации, что существовала накануне 11 сентября 2001 года?

Следующие несколько вариантов развития фактически являются продолжением первого сценария; другими словами, их реализация станет возможной при его полном или частичном провале - то есть, в результате полной либо частичной неудачи действующей стратегии США по выходу из афганского тупика. В этом случае ход событий может принять следующую последовательность:

Сценарий второй - непредвиденный (незапланированный) вынужденный вывод сил коалиции из Афганистана, который может стать возможным в случае их неспособности поддерживать даже минимальный уровень своего военного присутствия в силу чисто финансовых проблем - нового витка кризиса, дефолта, экономических потрясений глобального характера и так далее. Развитие ситуации в подобном случае недавно было смоделировано ЦИСИ (Центр исследования современного Афганистана) и поддерживается многими экспертами. Общий вывод, поддерживаемый большинством экспертов - даже если США удастся в какой-то мере сохранить лицо и заключить ряд компромиссных договоренностей с талибами, последствия будут более чем негативными как для правительства Карзая, так и для региона. В этом случае прогнозируется резкая активизация боевых действий, переход южных регионов под контроль талибов и последующий раскол страны на пуштунский юг и непуштунский север. При этом велика вероятность свержения действующего режима и переход центрального правительства под контроль талибов. Произойдет раскол в армии, значительная часть которой сегодня контролируется таджиками, в то время как большая часть полиции перейдет на сторону пуштунских формирований; фактически это будет означать начало новой затяжной и ожесточенной гражданской войны и потенциальный распад страны. Международное сообщество также расколется в своем отношении к афганским событиям - если Пакистан (возможно, и часть стран коалиции) продолжит поддержку пуштунского большинства, то Индия, Иран, большая часть государств СНГ окажет содействие Северному Альянсу.

Сценарий третий или вариант "Статус-кво" подразумевает следующее: раскол движения Талибан не удалось обеспечить, лишь немногие лидеры присоединились к правительству, а сопротивление продолжает наращивать силы и число сторонников в основном среди пуштунского большинства. В этом случае, США придется сохранять или даже наращивать уровень своего военного присутствия в стране - что чревато негативными последствиями как для американского бюджета, так и для будущего действующей администрации. В любом случае, подобное положение не есть решение проблемы, но ее временное замораживание, а потому не имеет долгосрочной перспективы.

Сценарий четвертый - правительству и силам коалиции удается добиться хотя бы номинального раскола в движении Талибан, но процесс привлечения "умеренных" талибов во власть принимает неконтролируемый характер и сопровождается ускоренной ре-пуштунизацией власти и идеологической "талибизацией" центрального правительства. В этом случае, с одной стороны, происходит вытеснение северных кадров из армии и официальных структур, давление и нейтрализация лидеров северян, что чревато новым витком обострения отношений между Югом и Севером и возобновлением гражданской войны. Параллельно, во власть придет немало лидеров, которые лишь номинально будут являться "умеренными", по сути дела мало чем отличаясь от радикалов. По сути дела, это означает начало постепенного возврата талибов во власть, в перспективе возможное формирование правительства умеренных талибов или "нео-талибов", более прагматичного, гибкого в отношениях с окружающим миром, но в то же время сохраняющего тесные связи с радикальной частью движения.

Скорее всего, ситуация в данном случае будет развиваться аналогично второму сценарию, но с несколькими достаточно существенными различиями. Во-первых, ход событий будет не столь быстрым и займет гораздо больший промежуток времени, что означает дополнительные возможности для основных игроков для корректировки своей стратегии и выхода из кризиса. Во-вторых, данный расклад означает изначально менее выгодные условия для Северного Альянса, так как большая часть международного сообщества по инерции продолжит поддержку центрального правительства - возможно, на переосмысление стратегии, ее результатов и отношения к "нео-талибам" уйдет немало времени. Соответственно, условия для сопротивления у северян будут гораздо менее благоприятными и возможностей отстоять свою долю во власти станет гораздо меньше. В-третьих, в данном случае не предвидится немедленного и полного вывода сил коалиции из страны - скорее всего "нео-талибы" согласятся на постепенный вывод сил коалиции и ограниченное военное присутствие НАТО и США хотя бы до тех пор, пока не покончат с Северным Альянсом. Это позволит администрации Барака Обамы сохранить свое лицо и в планируемые сроки вывести большую часть своего контингента из страны. Возможно, американскому президенту даже удастся представить подобный исход дела как успешное завершение миссии коалиции в Афганистане.

Однако, в перспективе маловероятно, чтобы Западу удалось сохранить контроль над динамикой событий. В любом случае, видимо, произойдет в какой-то мере возврат к ситуации до сентября 2001 года - раскол страны на противоборствующие стороны, обострение гражданского противостояния и новый период перманентной нестабильности. При одном, но весьма существенном различии - как уже говорилось выше, сегодняшние талибы уже не те, что раньше - уровень религиозной радикализации среди них, степень их связи с международной экстремистской сетью неизмеримо выше. Отсюда следует, что внешняя политика центрального правительства будет гораздо более агрессивной, направленной на поддержку фундаменталистских и радикальных движений как по периметру границ, так и в целом в мире. К тому же в перспективе, укрепившись во власти, "нео-талибы" уже будут действовать без особой оглядки на международное сообщество - вряд ли им придется всерьез опасаться повторной вооруженной интервенции со стороны Запада. В этой связи такое развитие событий представляет особую опасность для стран Средней Азии. Конечно, не стоит ожидать масштабного "броска" "нео-талибов" через границу на территорию Таджикистана или Узбекистана. В то же время, уже сама материальная и военная поддержка местных радикалов, восстановление их баз и тренинг-центров в северных районах Афганистана может существенно осложнить положение среднеазиатских режимов - особенно, в свете углубляющего экономического кризиса и возрастающего социального напряжения в этих странах.




Другие новости раздела:

Глава администрации Автозаводского района Александр Нагин примет участие в торжествах по случаю мусульманского праздника Курбан-байрам в Соборной мечети «Тауба» 1 сентября. Об этом сообщает управление по работе со СМИ администрации Нижнего Новгорода. ...
Дата и время мероприятия: 29 августа, 11:00 ... ...
В мечетях Казани праздничный намаз на Курбан-байрам начнется с проповеди в 4.30 утра. Общественный транспорт, останавливающийся возле мечетей, заработает в этот день с 3.30 утра. ...
В СМИ появилась информация, что День знаний в нескольких московских школах планируется перенести на более позднюю дату из-за совпадения с празднованием мусульманами Курбан-байрама, который в 2017 году выпадает на 1 сентября. Речь шла о школах Мещанского ...

Популярное

В мечетях Казани праздничный намаз на Курбан-байрам начнется с проповеди в 4.30 утра. Общественный транспорт, останавливающийся возле мечетей, заработает в этот день с 3.30 утра. ...
Дата и время мероприятия: 29 августа, 11:00 ... ...