Новости Ислама
Версия для печати

Джамиль Гасанлы: Территориальные подарки Азербайджана Армении


  07.09.2011    |   ИА REGNUM

ИА REGNUM завершает публикацию статьи доктора исторических наук, профессора Джамиля Гасанлы "Российско-турецкие отношения на отрезке истории между советизацией Азербайджана и Армении", предыдущая часть которой "В борьбе нашей с Антантой Армения все время ИА REGNUM завершает публикацию статьи доктора исторических наук, профессора Джамиля Гасанлы "Российско-турецкие отношения на отрезке истории между советизацией Азербайджана и Армении", предыдущая часть которой "В борьбе нашей с Антантой Армения все время вонзала нож нам в спину" была размещена на нашем сайте 3 сентября 2011 г. (http://regnum.ru/news/1441722.html).

Созданный при непосредственном участии Турции Ревком Армении 28 ноября 1920 года объявил в Гюмри о победе советской власти, а через день - 29 ноября Ревком, сформированный большевиками в уездном городе Казахе на западе Азербайджана, также провозгласил советскую власть в Армении. Но чтобы придать новой структуре легитимный характер и сгладить возможное недовольство турок, под документом в качестве места его обнародования был указан армянский город Дилижан. Сам же Ревком добрался до места своей дислокации в Дилижане только день спустя, 30 ноября. (Беседа по прямому проводу Г. Орджоникидзе с А. Назаретяном. 30.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Причем уточним, что в это время на месте в Дилижане находился только один член Ревкома Акоп (Авис) Нуриджанян и к нему спешили присоединиться председатель этого нового органа власти Саркис Касьян, а 3 декабря из Баку ожидалось прибытие и остальных членов комитета (Письмо Б.Леграна Г.Чичерину. 22.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Между обоими революционными комитетами развернулась ожесточенная борьба за право первыми вступить в Эривань, захватить власть во всей республике и добиться тем самым легализации во всеармянском масштабе. Чтобы придать политический вес находящемуся под российским контролем так называемому Дилижанскому Ревкому и торжественно переправить его в Эривань, по директиве Москвы 30 ноября председатель Азревкома Н.Нариманов и нарком иностранных дел М.Д.Гусейнов направили армянским коммунистам в Дилижане приветственную телеграмму по итогам заседания Политического и Организационного Бюро ЦК АКП с участием Г.Орджоникидзе, С.Тер-Данеляна (Саркис), Е.Стасовой, Г.Каминского, Н.Нариманова, А.Караева, М.Д.Гусейнова и других. На заседании было принято решение: отныне между Советским Азербайджаном и Советской Арменией нет никаких границ, Зангезур и Нахичевань переходят в состав Армении. (Протокол заседания Полит. и Орг Бюро ЦК АКП (б). 30.11.1920 // Из коллекции документов АПД УДП АР).

1 декабря 1920 года в Баку состоялось торжественное заседание Бакинского совета, посвященное провозглашению Советской власти в Армении. На этом заседание с приветственной речью выступил председатель Азревкома Н.Нариманов и озвучил ранее принятую на Полит. и Оргбюро Декларацию: "Советский Азербайджан, идя навстречу борьбе братского армянского трудового народа против власти дашнаков, проливающих и проливавших невинную кровь наших лучших товарищей коммунистов в пределах Армении и Зангезура, объявляет, что отныне никакие территориальные вопросы не могут стать причиной взаимного кровопускания двух вековых соседних народов: армян и мусульман; территория Зангезурского и Нахичеванского уездов неразрывная часть Советской Армении" (Коммунист, 1920, 2 декабря). В сложнейшей ситуации, когда Армения, потерпев поражение от Турции, практически развалилась на части, а провозглашенные в Дилижане и Гюмри Ревкомы еще не решались появиться в Эривани, эта Декларация оказалась неожиданностью даже для самих армян. Когда 30 ноября Г.Орджоникидзе по прямому проводу объявил А.Назаретяну эту ошеломляющую новость, тот невольно воскликнул: "Браво, азербайджанцы!" (Разговор по прямому проводу Г.Орджоникидзе с А.Назаретяном. 30.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Следует отметить, что уступка части территории Азербайджана Армении в конце 1920 года была не первым и не единственным случаем в истории двух республик. В первый раз такой вопрос возник 26 мая 1918 года, после того как грузинская фракция вышла из Закавказского сейма и провозгласила независимость Грузии. Оказавшись перед свершившимся фактом, азербайджанская и армянская фракции Закавказского сейма начали активные переговоры для определения границ будущих своих государств. В этом вопросе Армения оказалась в сложном положении. Ситуация усугублялась тем, что армяне не могли определиться с их политическим центром - столицей республики. Александрополь (Гюмри) находился под контролем турок, а больше половины населения Эривани составляли азербайджанцы; они имели своих депутатов в Закавказском сейме, а самим городом после русской революции 1917 года управлял Мусульманский Национальный Совет. За акт провозглашения независимости Азербайджана в границах территорий Бакинской, Елизаветопольской и части Эриванской губерний проголосовали и мусульманские депутаты Эриванской губернии. С целью решения этого важного вопроса, руководители азербайджанской и армянской фракций встретились еще накануне провозглашения независимости своих республик. По итогам встречи была достигнута договоренность о том, что Азербайджан не будет возражать против объявление Эривани столицей Армении, а в ответ на этот жест доброй воли Армения откажется от претензии на часть Елизаветопольской губернии, то есть на нагорную часть Карабаха (См: Авалов З. Независимость Грузии в международной политике (1918-1921 гг.). Париж, 1924, С.57).

29 мая 1918 года премьер Ф.Х.Хойский сообщил Азербайджанскому Национальному Совету о переговорах с Армянским Национальным Советом, и, разъясняя ситуацию, указал, в частности, что армянская федерация (имеется в виду партия Дашнакцутюн - Дж.Г.) нуждается в политическом центре. В связи с тем, что Александрополь захвачен турками, таким центром мог бы стать Эривань, поэтому выдвигается предложение этот город уступить армянам. Выступившие затем Х.Хасмамедов, М.Ю.Джафаров, А.Шейхульисламов, М.Магеррамов назвали уступку Эривани армянам неизбежным злом. За решение этого вопроса в пользу армян проголосовали 15 делегатов 28 членов Национального Совета, против - 1 при трех воздержавшихся. (Протокол № 3 Мусульманского Национального Совета. 29.05.1918 г. // ГААР, ф.970, оп.1, д.1, л.51-52). Однако спустя два дня члены Национального Совета, представляющие Эриванскую губернию - Мир Хидаят Сеидов, Багир Рзаев и Нариман-бек Нариманбеков выразили протест по поводу уступки Эривани армянам. Азербайджанский Национальный Совет на своем заседании 1 июня 1918 года отклонил это требование указанных депутатов из Эривани. (Протокол № 4 заседания Мусульманского Национального Совета. 01.06.1918 г. // ГА АР, ф.970, оп.1, д.1, л.53-54) Выступивший по этому вопросу на следующем заседании, состоявшемся 7 июня 1918 года упомянутый Багир Рзаев сказал пророческие слова: "Я уверен, что в Эриванскую губернию никто из вас не поедет, туда поедем мы, эриванцы, я и Сеидов, но просим вас об одном: образовав свой самостоятельный Азербайджан, не забудьте нас, оставленных на территории Армянской Республики". (Протокол № 5 заседания Мусульманского национального совета. 07.06.1918 г. // ГА АР, ф.970, оп.1, д.1, л.56). Национальный Совет направил в Эривань М.Сеидова, Б.Рзаева и М.Джафарова для решения проблем, возникающих в связи с процедурой передачи Эривани Армянскому Национальному Совету.

Азербайджанская и армянская делегации в Батуме также обсудили пограничные вопросы и достигли соглашения, что Азербайджан согласен с организацией армянского кантона в границах Александропольской губернии, что Эривань передается армянам лишь с тем условием, что они отказываются от своих претензий на часть Елизаветпольской губернии, имея в виду Карабах. (См: АПД УДП АР, ф.276, оп.9, д.1, л.47). Азербайджанские делегаты обещали также способствовать заключению договора между Турцией и Арменией. Батумские переговоры завершились 4 июня подписанием всеми тремя республиками договора "О мире и дружбе".

Завершая Батумскую конференцию, Турция 4 июня 1918 года подписала договоры с Грузией и, при посредничестве азербайджанских делегатов, с Арменией, признав их независимость. Армения, по договору с Турцией, признала условия Брест-Литовского договора, Эчмиадзин и Александрополь перешли к Турции, которая к тому же получила право пользоваться дорогой Александрополь-Джульфа. Граница Армении проходила близ Эривани и в ее распоряжении оставалось всего шесть километров железной дороги. По условиям батумского договора территория Армянской Республики в Закавказье составляла всего около 10 тысяч квадратных километров. (См: Hovanuisian R. Armenia on the Road to Independence, 1918. P.190-194; R.Hovannisian. The Republic of Armenia, Vol I: The First Year, 1918-1919, Р.35-37 Suny R.G. Looking Toward Ararat. Armenia in Modern History. Indiana University Press, Bloomington and Indianapolis, 1993. P.126). Со стороны Армении договор подписали Р.Качазнуни, А.Хатисян и М.Пападжанов. Батумский договор предусматривал, что Армения будет обеспечивать безопасность и свободное развитие мусульман, проживающих на их территории, создаст условия для получения образования на родном языке и отправления религиозных обрядов. Существование таких договоренностей между сторонами подтверждается в книге члена делегации Грузии на Парижской Мирной конференции З.Авалова "Независимость Грузии в международной политике (1918-1921гг.)" (См: Авалов З. Независимость Грузии в международной политике (1918-1921гг.). Париж, 1924, С.57)

Об уступке Эривани Армении упоминает и премьер-министр Азербайджанской Демократической Республики Ф.Х. Хойский в инструкции руководителю азербайджанской делегации в Стамбуле М.Э. Расулзаде: "Посылаю Вам просимые карты по одному экземпляру с очерчением границ Азербайджана, которые Вам надо всемерно отстаивать; если армяне заявят претензии на Карабах, то тогда откажитесь уступать им Эривань и часть Казахского уезда, если же армяне останутся на почве состоявшегося словесного соглашения, то даже можно было бы уступить им ту часть Эриванского уезда, которая на карте обозначена пунктиром". (Депеша председателя Совета министров Ф.Х.Хойского председателю Азербайджанской делегации в Стамбуле М.Э.Расулзаде.31.07.1918 г.// АПД УДП АР, ф.277, оп.2, д.7, л.37). Этот факт был обнародован 8 октября 1918 года в Тифлисе во время переговоров М.Ю.Джафарова и армянского диппредставителя А.Джамаляна, который сообщил в МИД Армении следующее: "Сегодня пришел ко мне г-н Джафаров... Беседа быстро перешла к вопросу о Карабахе. Он упомянул о том хорошем отношении, которое оказывали нам азербайджанцы во время Батумской конференции, что их усилиями была признана независимость Армении, что уступили Эривань нам по той причине, что обещались не поднимать вопроса о Карабахе" (Писмо А.Джамаляна в МИД Армении. 08.10.1918 г.// АПД УДП АР, ф.276, оп.9, д.65, л.18). Спустя два года после этих событий Зангезур переживал трагическую судьбу Эривани в результате безосновательной его уступки Армении со стороны Азревкома, что вызвало недоумение и разочарование турецкого командования.

По свидетельству Б.Шахтахтинского, находившегося в Гюмри в момент оглашения Н.Наримановым Декларации 1 декабря 1920 года, этот неожиданный шаг Азревкома вызвал глубокое сожаление и недоразумение у турецкого командарма Кязыма Карабекир-паши, объявившего о победе над дашнакской Арменией и провозгласившего параллельно с Дилижаном советскую власть в Гюмри. В беседе с Б.Шахтахтинским он сказал: "По тактическим соображениям Азревком не должен был торопиться с разрешением этого вопроса хотя бы до окончания конференции, так как акт этот приписывается влиянию России" (Письмо Б.Шахтахтинского Г.Орджоникидзе. Ноябрь, 1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). В свою очередь, Б.Шахтахтинский после беседы с Кязымом Карабекир-пашой видел выход из ситуации, вызванной столь поспешным и необдуманным шагом Азревкома только в том, чтобы объявить о независимости Нахичевани под покровительством России. Он писал: "Этот важнейший по стратегическим соображениям уголок нельзя отдать под протекторат турок. Самостоятельность этого края под протекторатом России нужно полагать, что удовлетворит и турок. Возможно, что в недалеком будущем обстоятельства заставят нас от имени самостоятельного Нахичеванского края делать ход в сторону Персидского Азербайджана, но этого никогда нельзя делать со стороны Турции или от имени Армении" (Письмо Б.Шахтахтинского Г.Орджоникидзе. Ноябрь, 1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Следует подчеркнуть, что Москва не возражала о возможной передаче Нахичевани туркам, но при обязательном условии, что Турция возьмет на себя тяжелую миссию продвижения революционного движения на мусульманском Востоке. Б.Легран в связи с этим писал Г.Чичерину: "Если окажется, что турки способны оказывать революционное давление на соседние мусульманские страны, что они смогут поднять революционное движение на Востоке - это будет превосходно; тогда им надо предоставить свободу самостоятельных действий, дать им Нахичевань, потеснить Советскую Армению и пр. Однако, предварительно турок надо испытать" (Письмо Б.Леграна Г.Чичерину. 22.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

В первые дни декабря Ревком, сформированный в Дилижане, не собирался двигаться в сторону Эривани до того, как будут объявлены результаты мирных турецко-армянских переговоров в Гюмри. Несмотря на развал правительственных структур Армении, формально существовавший этот Ревком предпочел тактику выжидания. Обладавший незначительными вооруженными силами Дро считал целесообразным появление Ревкома в Эривани только 3 декабря, т.е. на следующий день после ожидавшегося подписания мирного договора в Гюмри. Не дожидаясь обнародования условий договора, Б.Легран поспешил от имени Советской России объявить о признании Советской Армении. Территория признанной Россией Армении включала Эриванскую губернию, часть Казахского уезда, определенная договором от 10 августа 1920 года, часть Тифлисской губернии, захваченной Арменией до турецкого наступления. (Телеграмма Б.Леграна Г.Орджоникидзе. 02.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Б.Легран информировал Г.Чичерина о необходимости до 3 декабря сдержать продвижение формирований Красной Армии во внутренние районы Армении. Дро обязался предпринять меры, чтобы советские войска не встретили сопротивление Эриванского правительства и ряда военных частей. (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 30.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Подобную позицию Б.Леграна Г.Орджоникидзе объяснял тем, что советский представитель слишком много наобещал старому армянскому правительству. (Телеграмма Г.Орджоникидзе В.Ленину. 08.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Одновременно, командованию Казахской группы Красной Армии было поручено не продвигаться к Армении до прояснения политической ситуации. (Телеграмма Бобрищева командованию Казахской группы Красной Армии. 30.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

2 декабря 1920 года Г.Орджоникидзе сообщил В.Ленину и И.Сталину, что в Эривани уже объявлена советская власть, старое правительство отстранено, вся власть до приезда Ревкома передана в руки военного командования во главе с Дро. Дана команда по армии перейти на сторону Ревкома, который пока в Дилижане, а завтра прибудет в Эривань. Ревком уже получил поздравления от Кязыма Карабекир-паши. "Прибывший сегодня из Александрополя (Гюмри - Дж.Г.) товарищ сообщает, что среди кемалистских войск настроение в высшей степени дружественное нам, войска носят красные значки и считают себя красноармейцами. Азербайджан вчера уже декларировал в пользу Советской Армении передачу Нахичевани, Зангезура и Нагорного Карабаха" (Телеграмма Г.Орджоникидзе В.Ленину и И.Сталину. 02.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Заметим, что в этой телеграмме Г.Орджоникидзе самовольно добавляет о передаче также и Нагорного Карабаха Армении, хотя в документах упомянутого заседания Полит. И Оргбюро АКП(Б) 30 ноября 1920 г. и речи об этом не было, говорилось только о проведении референдума в этой области Азербайджана. Именно этот фальсифицированный со стороны Г.Орджоникидзе текст телеграммы И.Сталин опубликовал 4 декабря в газете "Правда". На основе этой искаженной телеграммы Г.Орджоникидзе в тот же день на страницах "Известия" была опубликована статья И.Сталина, посвященная провозглашению советской власти в Армении. Такова предыстория преднамеренной, и как показали дальнейшие события, провокационной "редакторской правки" Декларации председателя Азревкома Н.Нариманова от 1 декабря 1920 года со стороны Г. Орджонкидзе и И. Сталина.

Телеграмму, аналогичную поздравлению Армревкому, Кязым Карабекир-паша направил и Г.Чичерину. Он писал: "Я с радостью услышал о прибытии красных войск в Дилижан. От дружественной союзной Вам Турецкой армии приветствую Ваше прибытие в Дилижан и желаю нашей победы над империализмом во имя блага и счастья трудового пролетариата" (Поздравительная телеграмма К.Карабекир паши Г.Чичерину. Декабрь, 1920 // Из коллекции документов АВП РФ). Воодушевленные политической поддержкой со стороны Турции, содержащейся в поздравлении Кязым-паши и известной Декларации Азревкома, руководители Армревкома С.Касьян и А.Нуриджанян (Авис) 4 декабря, как победители прибыли в Эривань, столицу недавно поверженной турецкой армией Армении. Вслед за ними 5 декабря в город вошла и Красная Армия. (Письмо Б.Леграна Г.Чичерину. 22.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

2 декабря 1920 года в Гюмри был подписан мирный договор между Арменией и Турцией, вошедший в историю как Александропольский договор. Во избежание недоразумений, в тот же день Кязым-паша попросил Буду Мдивани, чтобы находившиеся поблизости (в Нахичевани - Дж.Г.) русские части до заключения договора не переходили линию фронта между станцией Араз, где располагались турецкие части, и горой Алагёз. (Телеграмма П.Мдивани. 03.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Это было сделано для того, чтобы переговоры в Гюмри и подписание мирного договора проходили в спокойной обстановке. Первая статья договора подтверждала, что война между Арменией и Турцией окончена, а вторая статья определяла пограничную линию между двумя государствами. Следуя этой статье, Нахичевань, Шарур и Шахтахты, районы южнее линии гор Кюкю и Хамасур, деревни Гурдгулаг, горы Саат, деревни Арпачай, горы Гамарли, горы Сарай-булаг, станции Арарат, территории южнее того места, где река Карасу впадает в Араз оставались вне контроля Армении. Эти районы временно оставались под защитой Турции, и впоследствии Армения не имела права вмешиваться в волеизъявление населения путем плебисцита, независимо от того, какую форму примет новая администрация. Окончательное установление границ будет произведено на месте смешанной комиссией из обеих сторон через две недели после подписания этого договора. Статья третья договора определяла вопросы референдума, а четвертая статья касалась численности армии, жандармерии и пограничных войск Армении, а также количества военной техники. Согласно пятой статье договора, Армения соглашалась принять Политического представителя Турции, который будет пребывать в Эривани и производить инспекцию выполнения указанных выше условий. Со своей стороны, Правительство ВНСТ обязывалось предоставить Армении свою военную помощь, когда это будет вызвано внешней или внутренней угрозой безопасности и когда от Армении такой запрос поступит. Шестая и седьмая статьи касались беженцев, а восьмая статья подтверждала, что стороны отказываются от всяких претензий по возмещению убытков. В девятой статье выражалось искреннее стремление Турции оказать помощь правительству Армении в развитии и укреплении его авторитета. В десятой статье армянское правительство соглашалось считать аннулированным Севрский договор, который категорически отвергнут правительством ВНСТ. Правительство Армении также обязалось отозвать из Европы и Америки свои делегации, которых Антанта сделала орудием своих происков. В статье одиннадцатой правительство Армении обязалось обеспечить права мусульманского населения на территории республики, их религиозное и культурное развитие, не препятствовать свободному избранию муфтиев и шейх-уль-ислама. В статье двенадцатой Армения отказывалась от всяких прав на транзитные пошлины в отношении товаров, провозимых из Турции в Азербайджан, Персию, Грузию и обратно. В свою очередь, правительство Турции обязалось предоставить Армении свободный транзит в Персию и Маку через Шарур-Нахичевань-Шахтахты и Джульфу. Следуя статье тринадцатой, правительство Турции, не нарушая прав, предоставленных договором Армении, будет иметь право принимать военные меры на территории Республики Армения. В статье четырнадцатой правительство Армении признавало аннулированными все договоры, которые были заключены во вред Турции. Статьи 15, 16 и 17 регулировали торгово-коммерческие, почтовые, телеграфные, телефонные, консульские, обмен военнопленными и другие вопросы. Статья 18 устанавливала, что договор должен быть ратифицирован в течение одного месяца. (Мирный договор между Турцией и Арменией. Гюмри. 02.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Основное содержание Александропольского договора, в особенности, отраженные в нем пограничные вопросы, уже 3 декабря были доставлены Г.Орджоникидзе в Баку. Но под давлением Советской России Александропольский договор не был признан Армянской коммунистической властью и Советским правительством. Как только договор был подписан, И.Сталин немедленно инструктировал всех ответственных лиц на Кавказе прекратить доставку оружия туркам. (Телеграмма С.Каменева Г.Орджоникидзе. 05.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Между тем представитель Советской России в Эривани О.Силин и все еще формирующееся правительство Дро 2 декабря 1920 года подписали военно-политическое соглашение, чтобы поставить ведущих переговоры с дашнаками в Гюмри турок перед свершившимся фактом. Речь идет о статье третьей этого соглашения, согласно которому, Россия признавала бывшую Эриванскую губернию, в том числе и Зангезурский уезд как составную часть территории Армении, в результате чего Азербайджан оказался отделен от Нахичевани, а заодно и Турции. В тот же день председатель СНК России В.Ленин послал приветственную телеграмму председателю Армревкома С.Касьяну, в котором выразил надежду, что тот приложит все силы на восстановление братского сотрудничества трудящихся Армении, Турции и Азербайджана. Однако, первый же шаг молодого советского правительства Армении выразился в просьбе к Г.Чичерину не признавать Александропольский договор. (Телеграмма Т.Бекзадяна Г.Чичерину. 12.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). 10 декабря комиссар иностранных дел Советской Армении Т.Бекзадян обратился к министру иностранных дел Турции Ахмед Мухтар-бею и командующему Восточным фронтом Кязыму Карабекир-паше с просьбой денонсировать Александропольский договор. В свою очередь, Ахмед Мухтар-бей призвал армянское коммунистическое правительство присоединиться к подписанному дашнаками договору.

В первые дни декабря 1920 года наркомат иностранных дел Советской России, пока еще не полностью овладев информацией о происходящих вокруг Армении процессах, тем не менее, представил в Политбюро ЦК РКП (б) инструкции по турецкому вопросу, которые были утверждены 4 декабря. В них было сказано: "Если мы не окажем дипломатического содействия советской Армении, это повсеместно разочарует сторонников советизма. Мы, к сожалению, не знаем до сих пор, каковы Турецкие условия мира. Мдивани должен обуздывать турок и умерять их требования по отношению к Армении. Он должен также удерживать их от наступления на Грузию ввиду того эффекта, который это произвело бы на Антанту, тем более после советизации Армении. Последнее заставляет быть сугубо осторожными по отношению к Антанте. Мдивани мог бы придать своим требованиям осторожную форму, а именно говорить туркам, что для дальнейшего наступления момент не подходящий, что оно несвоевременно. Турки от нас ожидают дальнейшей помощи вооружением и золотом, и мы, таким образом, имеем еще могущественный способ воздействия на них. Ясно, что от Антанты они еще не получают, по крайней мере в достаточном количестве не получают вооружения и денег. Мы могли бы обещать туркам возобновление нашей помощи, если они удалятся из Армении. Надо иметь ввиду, что Карс есть ключ к Баку. Когда в Бресте мы уступали Карс, военные специалисты объяснили нам, что эта возвышенная местность есть необходимое прикрытие для Тифлиса. При нынешнем положении, когда можно ожидать в довольно близком будущем советизации Грузии, а дальнейшая ориентация Турции под большим вопросом, необходимо считаться и с этими соображениями. Договор с турками необходимо заключить, но без обидный, который не помешал бы нашему соглашению с Англией. Об оказании помощи туркам в этом договоре и вообще на бумаге упоминать нельзя. Письменный договор может заключать только общие положения о дружественных отношениях. Независимость Армении должна быть гарантирована, причем мы по-прежнему должны настаивать на передаче определения границ смешанной комиссии с нашим участием. Надо гарантировать независимость Грузии, но не неприкосновенность ее нынешних границ, ибо в составе Грузии имеются спорные местности, на которые Турция претендует и которые может быть в дальнейшем ходе событий будут ей уступлены. Независимости некоторой части турецкой Армении следует по-прежнему добиваться, и не ультимативно, чтобы это не было камнем преткновения для дружественных отношений с турками" (Письмо Г.Чичерина в Политбюро ЦК РКП (б). 03.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ). Говоря о спорных территориях в Грузии, советская сторона имела в виду Ахалцых и Ахалкалак. Г.Чичерин 10 декабря направил в советскую миссию в Армении инструкцию, где было сказано: "Если турки попытаются занять спорные области Грузии, а именно Ахалцых и Ахалкалак, не будем возражать. Будем только настаивать, чтобы они не двигались далее, но не говорите им этого заранее, ибо инициатива должна исходить от них, а не от нас" (Инструкции Г.Чичерина советской миссии в Эривани, переданные по радио. 10.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

В соответствии с этими документами, Наркомат иностранных дел 6 декабря 1920 года направил в ЦК РКП (б) предложения по некоторым моментам готовящегося договора с Турцией. В них нашли отражение вопросы признания независимости Армении и Грузии, историко-этнографические условия определения границ с Турцией, осторожное обращение России с Антантой, стремление оставить Батум за Грузией и т.п. Наркомат иностранных дел писал в ЦК: "Осторожность требует того, чтобы взаимная помощь против Англии не была сформулирована в договоре. Он должен в общих чертах определять длительные дружественные отношения между двумя государствами, как это уже сделано в нашем проекте с Бекиром Сами. Кроме того, следует произвести тот обмен секретных нот, который также выработан с Бекиром Сами, со взаимным обещанием осведомить друг друга в случае каких-либо изменений отношений к Антанте. Этот проект уже одобрен Бекиром Сами и не скомпрометирует нас перед Англией" (Письмо Наркомата иностранных дел в ЦК РКП (б). 06.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ). В тот же день Российский Наркомат иностранных дел получил из МИД Турции письмо о прояснении позиций по поводу Грузии. Ахмед Мухтар-бей сообщал Чичерину, что Грузинское правительство выразило желание начать переговоры с Турцией с целью определиться во взаимоотношениях в рамках границ, очерченных договором с Россией от 7 мая 1920 года. Ахмед Мухтар просил Советскую Россию высказать свое мнение по этому вопросу, а также прислать в Анкару текст договора, подписанного с Грузией 7 мая 1920 года. (Письмо Ахмеда Мухтар-бея Г.Чичерину. 06.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ). С подобной просьбой турки обращались через Мдивани в Москву еще 22 ноября, но оно так и не дошло до адресата.

Пока Б.Шахтахтинский находился в Гюмри, ему удалось побеседовать с Кязым-пашой, другими турецкими представителями и обсудить Нахичеванский вопрос. Обе стороны считали целесообразным заключение договора между Азербайджаном и Турцией. 7 декабря Шахтахтинский писал наркому иностранных дел Азербайджана Мирзе Давуду Гусейнову: "Турки не отрицают возможности заключения в будущем какого-либо соглашение с Антантой и потому хотят Нахичеванский уезд, часть Шаруро-Даралагезского уезда и Макинское ханство обратить в самоуправляющуюся единицу, которая в случае заключения соглашения с Антантой должна служить базой для турецких повстанцев, долженствующих продолжать противоантантовскую борьбу на Востоке. Предложил им в видах целесообразности избрать базой для указанной выше цели Баязетский санджак и Ванский вилайет. Вопрос этот остался открытым, и разрешать его будет Москва и турки. Чтобы окончательно выяснить физиономию турок, я предложил им выработать проект соглашения с Азербайджаном, на что Кязым-паша выразил свое согласие. Я представил ему проект соглашения, который им принят и передан по телеграфу в Анкару... Кязым-паша уверен, что Анкара против такого соглашения ничего иметь не будет... Среди всех крупных турецких деятелей Карабекир резко выделяется, я не сомневаюсь, что с Кязым-пашой мы сумеем спеться и можем привлечь его на свою сторону, если когда-либо Национальное собрание захочет броситься в объятия Антанты. Он просил меня рекомендовать ему одного из выдающихся коммунистических вождей, принимающего близкое участие в делах Востока, с которым он хочет переписываться и завязать самую тесную дружбу. Указал на т.Сталина, которому он, кажется, готовит письмо. Возможно, что он будет возглавлять делегацию, которая должна выехать в Москву для заключения договора" (Телеграмма Б.Шахтахтинского М.Д.Гусейнову. 07.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Проект соглашения между Азербайджаном и Турцией, который Кязым-паша отправил в Анкару, а Б.Шахтахтинский - в Баку, состоял из 7 пунктов. По первому пункту, "Революционная Турция и Советский Азербайджан" обязывались направить все свои силы против Антанты до полного освобождения народов Востока; по второму пункту, если Турция по той или иной причине будет вынуждена пойти на соглашение с Антантой, то она все же должна тайными путями, через своих эмиссаров защищать революционный Восток; следуя третьему пункту, если Турция войдет в соглашение с Антантой, то будет должна представить в распоряжение Азербайджана нужное количество повстанцев, расходы которых будет нести Азербайджан; четвертый пункт содержал обязательства Азербайджана поддерживать национально-освободительное движение только в том случае, когда население революционных областей само потребует этого; в соответствии с пятым пунктом, без согласия Турции Азербайджан за все время революции на Востоке не имел права вступать в соглашение с Антантой; по шестому пункту, в случае нападения со стороны Антанты, Турция обязалась помочь Азербайджану; по седьмому пункту, за все время участия Турции в революционном движении на Востоке Азербайджан был обязан снабжать ее нефтью и нефтепродуктами в объеме, определенном специальной комиссией. (Проект соглашения между Азербайджаном и Турцией. 07.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ). Однако, в результате консультаций Советская Россия сочла недопустимым заключение прямого соглашения между Азербайджаном и Турцией. Г.Чичерин направил телеграммы Г.Орджоникидзе 8 декабря, Буду Мдивани и Кязыму Карабекир-паше 9 декабря, в которых заявил, что Московской конференцией в составе советской делегации предусмотрено участие и азербайджанских представителей. (См:Телеграмма Г.Чичерина Г.Орджоникидзе. 08.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ; Телеграмма Г.Чичерина П.Мдивани и К.Карабекир-паше. 09.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Советские руководители считали, что "в Москве решающее слово будет принадлежать советскому правительству" (Телеграмма Г.Орджоникидзе В.Ленину. 08.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Турки настаивали на проведении переговоров в Баку, но Г.Чичерин не согласился, ссылаясь на то, что как комиссар иностранных дел не может надолго отлучаться с места работы. (См: Документы внешней политики СССР. Т.III, М., 1960, с.391-392)

И даже после согласия турок на переговоры в Москве Г.Чичерин был осторожен с кемалистами. Особенно он опасался "чрезвычайно большой силы традиционных национально-турецких пережитков у кемалистов". По его мнению, эти пережитки и оккупационные настроения у части кемалистов могут трансформироваться в поддержку мусаватистов и антисоветских элементов на Северном Кавказе. Он писал: "Наша политика имеет поэтому одной из своих целей политическое укрепление левых кемалистов против правых, то есть укрепление тех элементов, которым ясна необходимая ориентировка на нас в противоположность тем, у которых сильны еще националистические, религиозные и империалистические пережитки, направленные против нас и связывающиеся со старой политикой компенсации на Кавказе" (Письмо Г.Чичерина Ш.Элиаве. 14.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ). Г.Чичерин инструктировал Ш.Элиаву всеми средствами защищать армян: "Роль посредника, которую мы раньше уже хотели взять на себя между Турцией и дашнаками, еще в гораздо большей степени должна нам принадлежать между турками и Советской Арменией. Основные интересы коммунизма, как мировой силы, требуют того, чтобы мы не бросали на произвол судьбы вновь образовавшуюся Советскую Республику" (Письмо Г.Чичерина Ш.Элиаве. 14.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ). В письме турецкому министру Ахмеду Мухтар-бею Г.Чичерин признавал, что дашнакская Армения проявляла жестокость к турецкому населению (выделено мной - Дж.Г.) и понимает чувствительность и реакцию турецкого командования на это обстоятельство. Вместе с тем, он писал, что советское правительство уверено: "турецкая армия незамедлительно очистит Александропольский уезд и все другие пункты, расположенные к северу и востоку Карсской области", и окончательно установятся армяно-турецкие границы. (Письмо Г.Чичерина Ахмеду Мухтар-бею. Декабрь, 1920 // Из коллекции документов АВП РФ). Что касается грузинского вопроса, Г.Чичерин сообщил Ш.Элиаве: "Тем более осторожной должна при этих условиях быть наша политика по отношению к Грузии. Специфическое значение имеет для нас в этой связи вопрос о Батуме. Это есть коммерческий выход для Баку и в то же время сильнейшая база для возможного наступления на Баку, так что вопрос о Батуме есть в сущности вопрос о Баку... Если Грузия не будет вести враждебной нам политики, не будет вместе с Антантой готовить наступление на Баку, не будет нам мешать снабжать Армению хлебом и нефтью, то дальнейшее существование такой буржуазной Грузии, по крайней мере благожелательно пассивной по отношению к нам, является приемлемой комбинацией" (Письмо Г.Чичерина Ш.Элиаве. 14.12.1920 // Из коллекции документов АВП РФ).

После смены власти в Армении Советская Россия приложила немало усилий, чтобы Турция отказалась от Александропольского договора. Однако Кязым-паша был категоричен в его пересмотре: "Турецкий народ понес столько жертв и никогда не согласится на это и не поймет, почему надо делать уступки армянам, причинившим им столько зла. Особенно это невозможно теперь, когда еще не известно, что представляет из себя армянская советская власть, дашнаки еще не ликвидированы и у власти стоят такие ненавистные туркам лица, как Дро" (Телеграмма П.Мдивани И.Сталину и Г.Орджоникидзе. Копия Б.Леграну. 05.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Кязым-паша придерживался мнения, что дашнаки прячутся под занавесью советской власти, просвещенные и богатые армяне находятся за рубежом и они будут продолжать свою работу. К.Карабекир-паша считал, что как минимум один год следует очень осторожно относиться к Армении и наблюдать за ее поведением. Поэтому турецкая сторона не доверяла коммунистической власти Армении. В середине декабря Буду Мдивани сообщил И.Сталину и Серго Орджоникидзе: "Турки не верят, что смена власти в Армении приведет к каким-то изменениям, они думают, что дашнаки в советских масках будут продолжать свою прежнюю политику". (См: Телеграмма Б.Мдивани И.Сталину и Г.Орджоникидзе. 15.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). На самом деле, турки рассматривали образование Советской Армении и ее дружественные отношения с Москвой как преграду, воздвигнутую Советской Россией на пути Турции к мусульманским странам Кавказа. (См: Письмо Б.Леграна Г.Чичерину. 22.12.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).




Другие новости раздела:

Об истинных и мнимых ценностях шла речь на встрече президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с представителями духовенства страны. ...
В египетской провинции Северный Синай боевики взорвали здание исламского института, сообщает ТАСС со ссылкой на местные СМИ. Террористы обложили здание, находящееся в городе Эль-Ариш, взрывчаткой по периметру, а затем привели ее в действие. Обрушилось ...
Город Анапа, расположенный в Краснодарском крае на берегу Черного моря, привлекает не только туристов. Зачем тратить каждый год деньги на путевку, проживание и еду, если можно здесь приобрести себе жилую недвижимость? ...
Навруз байрам, который празднуют многие мусульманские народы, - праздник прихода весны, день весеннего равноденствия. ...

Популярное

Об истинных и мнимых ценностях шла речь на встрече президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с представителями духовенства страны. ...