Новости Ислама
Версия для печати

В Нью-Йорке громыхнуло, в Пензе аукнулось


  12.09.2011    |   Islam-news

12 сентября 2011, 15:18Крупнейший теракт в истории человечестваДесять лет назад в Нью-Йорке произошел крупнейший в мировой истории террористический акт. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил данные о мнении россиян по

12 сентября 2011, 15:18

Крупнейший теракт в истории человечества



Десять лет назад в Нью-Йорке произошел крупнейший в мировой истории террористический акт. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил данные о мнении россиян по поводу итогов борьбы США с международным терроризмом. Согласно проведенному опросу, террористическая угроза в мире не ослабевает, а Россия признается респондентами одной из наиболее опасных стран мира с точки зрения вероятности стать жертвой теракта (16 процентов опрошенных). Среди отдельных регионов и республик наибольшая вероятность такой угрозы в Центральном округе (13 процентов).

Вместе с тем, участники круглого стола "10 лет трагедии 9/11", прошедшего в ИД "Московский комсомолец", напомнили: "мнение о том, что теракты спланировали и осуществили исламисты, бросившие якобы тем самым вызов миру, отвергается сегодня немалой частью человечества".

Эхо тех трагических событий всколыхнуло весь мир и долетело до самых отдаленных уголков планеты. Но террористический акт привлек внимание не только широкой общественности и политиков. Он стал предметом исследования экспертов, анализирующих процессы влияния последствий теракта на мусульманскую умму. В частности, эксперты лаборатории кризисного мониторинга Георгий Энгельгард и Алексей Крымов, в сферу научных интересов которых входят политический ислам, конфликтология и региональные исследования, подготовили в марте 2002 года доклад "Влияние 11 сентября на российский ислам".

Он был посвящен влиянию терактов на ситуацию в российской исламской общине. В основную задачу экспертов входило описание как изменения баланса внутри российской уммы, так и динамики роли ислама за шесть месяцев, прошедшие с момента, резко изменившего мировую политику. Объектами рассмотрения экспертов были избраны регионы Центральной России, за исключением Северного Кавказа, мусульманские общины которого обладают ярко выраженной спецификой и составляют отдельный сегмент российского ислама.

В Пензенской области в начале ХХI века произошло много исторических событий. Многие из них, особенно в конце 2001 года, имели прямое отношение к исламской тематике, косвенно к событиям 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, Необходимо заметить, что благодаря исламскому фактору политическое противостояние в Пензенской области к тому времени резко обострилось.

В преддверии губернаторских выборов главной темой газетных и журнальных публикаций в декабре 2001 года стало обсуждение этноконфессиональных противоречий в ПФО. Собственно с этого времени на территории России был дан старт для использования термина "ваххабизм", который, заметим, используется преимущественно в мусульманской среде, применительно к оппонентам-единоверцам. Вот и в местные СМИ тему подбросили сами мусульмане, присягнувшие на верность лидеру ЦДУМ России Талгату Таджуддину. В личной переписке с экс-мэром Пензы Александром Калашниковым он обвинил лидеров других духовных управлений мусульман России (зарегистрированных Минюстом РФ) в разжигании "ваххабизма", назвав своих единоверцев, в том числе на территории Пензенской области, агентами иностранных спецслужб. Ведь если вдуматься, само определение термина "ваххабизм" на уровне международного права весьма расплывчато. К каким группам людей, к каким акциям его можно применять, и как осуществлять борьбу с "ваххабизмом" на том же Ближнем Востоке, где под такое определение можно подвести национально-освободительную или партизанскую борьбу?
.
Расчет, видимо, делался на то, что, по аналогии с 1937 годом, спецвагоны, забитые "ваххабитами", потянутся в направлении Воркуты и Магадана. Но силовые структуры грамотно разобрались в ситуации и на провокацию не клюнули. При тщательной проверке выяснилось, что за политическими и религиозными лозунгами стояли меркантильные интересы узкой группы лиц.

Устами экс-начальника управления ФСБ по Пензенской области Александра Гришина было заявлено: "Противоречия в мусульманской общине, безусловно, есть. Основа их - борьба за власть в общине. Сейчас мы наблюдаем с одной стороны как бы разжигание исламофобии известными кандидатами, которые на этой основе пытаются усилить свою значимость, и также отдельными представителями исламского духовенства, потерявшими свое влияние и пытающимися восстановить статус-кво".

Политическое противостояние, замешанное на нагнетании напряженности в пензенской мусульманской умме, волновало не только политиков и силовиков, но и представителей других конфессий. 8 декабря в московском "Президент-отеле", где проходил учредительный съезд политической партии "Конституционная партия Российской Федерации", главный специалист в области внешних сношений Русской православной церкви протоиерей Всеволод Чаплин дал интервью для газеты "Пензенские вести": "Конечно, нужно иметь в виду, что ситуация в Пензенской области непростая. Есть большое этническо-религиозное многообразие, есть активно возрождающаяся мусульманская умма, в которой ощущается настоятельная потребность в сохранении единства, в надежном заслоне любым проявлениям экстремизма и радикализма".

«Очень важно, чтобы исламская умма имела максимум возможностей для своего развития, но в то же время так же важно, чтобы был поставлен заслон любым проявлениям того, чтобы чьи-то личные, политические и экономические амбиции реализовывались через то, чтобы искусственно разжигалась неконструктивная роль политизированных околомусульманских организаций. Я думаю, дело самих мусульман, как им организовать религиозную жизнь, свои религиозные центры. Не наше дело и не дело государства решать, как будет строиться самоорганизация религиозной жизни мусульман», - подчеркнул высокопоставленный представитель православного клира РЦП.

При этом он акцентировал внимание на соблюдении двух важнейших принципов: "Первое - отрицание экстремизма. Второе это то, чтобы религиозная исламская жизнь в России развивалась свободно. Так, как этого хочется людям, которые укоренены на почве российского ислама, вместо того чтобы на них оказывалось давление со стороны государства, других конфессий или зарубежных центров, включая Саудовскую Аравию".

Между тем, пензенские мусульмане, представляющие ЦДУМ, активно подхватили "эстафету" своего лидера. Обвинения в "ваххабизме" в адрес единоверцев посыпались как из рога изобилия. Заголовки газет запестрели сенсационными сообщениями: "Ваххабизм пришел в Пензу?", "Призрак ваххабизма", "Станет ли Пензенская область второй Чечней?", "Так ваххабисты есть или их нет?", "Очередной раскол в мусульманской общине". Главной мишенью в этой акции, конечно, являлся губернатор Василий Бочкарев. Политические оппоненты преследовали цель выставить его перед федеральным центром и избирателями в невыгодном свете. "Замазать" Бочкарева на "связях с ваххабитами" и ослабить его влияние на политической арене им помогли союзники из лагеря Талгата Таджуддина.

3 декабря 2001 года в Пензе состоялся "круглый стол" по проблеме исламского фактора на территории региона. В обсуждении темы приняли участие только представители Регионального духовного управления мусульман Пензенской области (Устав муфтията зарегистрирован в октябре 1996 года). В свою очередь, они сосредоточили огонь критики на заместителе муфтия ЕДУМ ПО Абдуррауфе Забирове, который, по их мнению, являлся главным препятствием переделу сфер влияния и форм собственности в мусульманской умме. Нужно сказать, что частично их надежды оправдались. Под давлением серьезных факторов извне Бочкарев был вынужден пойти на уступки и отмежеваться от своих сторонников в мусульманской умме. Не помог даже пикет в поддержку региональной власти, с требованием прекратить анти-исламскую истерию, организованный ЕДУМ ПО перед зданием областной администрации.

По словам участников встречи, первые негативные тенденции проявились в сурском крае в середине 90-х годов прошлого века, а окрепли они в марте 1998 года на учредительном съезде мусульман Пензенской области (Единое духовное управление мусульман Пензенской области зарегистрировано в органах юстиции в мае того же года). В работе форума приняли участие глава администрации Железнодорожного района Пензы Василий Бочкарев (выдвинутый избирателями на пост губернатора Пензенской области) и председатель Духовного управления мусульман России Равиль Гайнутдин (ДУМЕР).

Вся атмосфера "круглого стола" указывала на то, что часть пензенских мусульман готовила почву для своего реванша еще в конце XX века. Особенно им не понравилась цитата из газеты "Солнце ислама": "Губернатор В. Бочкарев подчеркнул, что администрация области признает только ЕДУМ, которое работает в тесном контакте с Советом муфтиев России". По мнению участников диспута, этот шаг предопределил в дальнейшем развитие негативной тенденции в Пензенской области. Спорному утверждению противоречит тот факт, что вопреки навязанному мнению губернатором Пензенской области 12 апреля 1998 года был избран Василий Бочкарев.

Апофеозом кампании 2001 года стала нашумевшая на ОРТ передача Михаила Леонтьева "В другое время", сыгравшая немаловажную роль в разжигании исламофобии на пензенской земле. В дискуссии, кроме пензенских мусульман, представляющих ЦДУМ, принимали участие и политические оппоненты действующего губернатора Василия Бочкарева.
Пензенская оппозиция недвусмысленно заявила тогда о том, что на территории Пензенской области имеются лагеря по подготовке боевиков. Стоит ли удивляться тому, что участники "круглого стола" высоко оценили авторскую передачу Михаила Леонтьева и отметили его большие заслуги в освещении "серьезнейшей проблемы современности". Только главный пункт "обвинения" лопнул как мыльный пузырь. В ходе проверки, проведенной впоследствии правоохранительными органами, выяснилось, что в лагерях обучали детей из верующих семей основам исламской религии. Голословное обвинение оказалась надуманным и не нашло под собой почвы. Тем не менее, искусственная почва для внутриконфессионального раскола была создана. Своими "заслугами" на этой ниве перед братьями-мусульманами особо отметились пензенские сторонники Талгата Таджуддина.

"В татарских селах появляются мечети, в которых богослужение ведется на ваххабитский манер. Уже можно встретить татар, носящих длинные бороды, и татарок, одетых в платки наподобие тех, что носят православные монашки. Это только первые ростки ваххабизма, выходящие без боязни на белый свет. Старики мусульмане не посещают мечетей ваххабитов, зато туда валит татарская молодежь. Заправляют всем этим юные священнослужители, прошедшие учебу в аравийских медресе. Они привозят оттуда знания, почерпнутые из книг Мухаммеда ибн Абдуль Ваххаба, и доллары, коими тамошние нефтяные шейхи обильно снабжают некоторых ученых мусульман сего мира", - заявил в ходе дискуссии на ОРТ имам Средней Елюзани Фаиль Гильфан.

"О том, какая "каша" варится в Татарстане, я знаю по личному опыту, - добавил он. - В 1992 году я участвовал в работе Конгресса татар в Казани. И тогда впервые к своему ужасу столкнулся с националистами, которые открыто ставят, например, задачу избавиться от русской оккупации. Они высказывали идею трансформации Татарстана в отдельное государство, полностью независимое от Москвы. 24 апреля 2001 г. Равиль Гайнутдин прямо заявил о том, что России суждено стать одной из крупнейших мусульманских стран. Мы обращались с тревогой в различные областные инстанции, но нам говорили, что мы только зря баламутим народ".

Следом местная пресса рассказала о пикете общественности против разжигания межнациональной вражды на пензенской земле. "Пензенские вести" опубликовали обращение мусульман Пензенской области к руководителям органов государственной власти, местного самоуправления, общественных организаций и средств массовой информации", а газета "Пензенская правда" - заявление управления министерства юстиции РФ по Пензенской области, касающееся событий, последовавших после трансляции по ОРТ программы Михаила Леонтьева. Официальная позиция руководства губернии в указанный период времени была выражена в том, что некие политические силы разыграли национальный вопрос в качестве предвыборной пиар-акции одного из кандидатов на пост губернатора.

Вскоре в газете "Пензенские вести" вышла моя статья "Пензенская область как модель российского "маккартизма". В обзоре о политической ситуации в регионе, подготовленном экспертами Московской Хельсинской группы (МХГ), устами пензенских оппозиционеров ей был дан жесткий анализ. Один из комментаторов, согласившись со справедливостью моих рассуждений о том, что религиозные чувства являются самыми тонкими инструментами человеческих взаимоотношений, писал: "Но очень плохо, когда эти человеческие инструменты попадают в руки недалеких политиков и журналистов". Далее он добавил: "В любом татарском селе информации имеется значительно больше и достовернее, чем в кабинетах УФСБ, УВД и даже ГРУ, на которые ссылается известный пензенский журналист".

Под недальновидным политиком, конечно, подразумевался Василий Бочкарев. Но при этом горе-критик забыл упомянуть про мои рассуждения о том, что играть политические марши и мелодии на религиозных чувствах крайне опасно, а любые попытки втянуть органы власти в раскол между религиозными конфессиями должны решительно пресекаться. О недальновидности самого автора свидетельствовали и его утверждения о том, что в татарских селах информации значительно больше и достовернее, чем в кабинетах силовиков.

Позднее, уже под названием " Пензенская область как модель этноконфессиональных противоречий в ПФО", материал был использован при подготовке доклада Георгия Энгельгарда и Алексея Крымова "Влияние 11 сентября на российский ислам". Предварительно у меня состоялась с ними приватная беседа в пензенском ресторане "Ласточка". Аналогичная статья была мной подготовлена для редактора нового журнала "Региональная политика" Александра Тузова, в прошлом сотрудника пензенского управления КГБ - ФСБ. Тузов, кстати, выдвинул предположение о том, что Энгельгард и Крымов проводили свои исследования на территории Приволжского федерального округа, включая Пензенскую область, под прикрытием ГРУ.

Все совместные усилия политической и религиозной оппозиции в Пензе, однако, оказались тщетными. 14 апреля 2002 года, в ходе прямых выборов губернатора Пензенской области, действующий глава региона Василий Бочкарев набрал 45,45 процента голосов избирателей, тем самым вторично подтвердив свои полномочия. Но заручившись поддержкой электората, он стал проводить более взвешенную конфессиональную политику, предпочитая выдерживать дистанцию в отношениях с мусульманами, что, впрочем, не помогло растопить возникший лед недоверия между региональной властью и ЕДУМ ПО.

Ситуацией не преминули воспользоваться не только противники Абдуррауфа Забирова из ЦДУМ, но и его конкуренты в ЕДУМ ПО, которых, по его утверждениям, инструктировали специалисты из отдела правительства Пензенской области в сфере конфессиональных отношений. Вначале имам-хатыба выжили из соборной мечети Пензы. Затем, после факта нападения на его семью, вынудили подать в отставку с поста председателя приходского Совета. По той же схеме проходил сценарий по выживанию экс-муфтия ЕДУМ ПО Аббаса Бибарсова из мечети в селе Средняя Елюзань.

К большому сожалению, на выборах муфтия ЕДУМ ПО в мае текущего года Равиль Гайнутдин поддержал противников Забирова. Пензенские же мусульмане оказали религиозному деятелю высокое доверие, избрав своим духовным лидером. Тем временем приходы села Средняя Елюзань, которые фактически находятся под контролем имамов, лояльных Гайнутдину, присягнули на верность местному "муфтию-лжедмитрию" Исляму Дашкину. Полномочий Абдуррауфа Забирова, как вновь избранного муфтия ЕДУМ ПО, они до сих пор не признают. Выжидательную позицию, несмотря на некоторое потепление отношений с ЕДУМ ПО, заняло и руководство губернии.

Напомню, в публикации "Пензенская область как модель российского "маккартизма" красной нитью проходит мысль о том, что в мире и добрососедстве между нациями и религиями - залог силы и процветания Пензенской области. Опасность проявления исламского радикализма в России, несомненно, существует. Однако она исходит не от централизованных мусульманских управлений, а от религиозных сепаратистов, дробящих мусульманскую умму, на примере Пензенской области, не только по узкорелигиозному, но и более конкретному территориальному признаку. Пришла пора поставить точку в этом щекотливом вопросе. Иначе ситуация может выйти из-под контроля, а "громыхнуть" может уже в Пензе.

Лучше всего происходящие в российской умме события в свое время прокомментировала газета "Эксперт": "Не противостояние сверхдержав виной динамическому воцарению ваххабизма, скажем, в Пензенской области - тут сказались наши собственные бездарность, продажность и скудоумие".

Справка.

Энгельгардт Георгий Николаевич. Родился в 1972 году. Историк-политолог, D.E.A. EHESS (Париж), аналитик ИНСЭР ЦФО. В 1994 году окончил исторический факультет МГУ. В 1996 году защитил Диплом углубленных исследований (DEA) в Высшей школе социальных наук (Ecole des Hautes Etudes en Sciences Sociales) в Париже. С 1997 года сотрудник Института социально-политических исследований (ИСПИ) РАН, эксперт лаборатории кризисного мониторинга. Сфера научных интересов: политический ислам, конфликтология, региональные исследования.

Крымин Алексей Викторович. Родился в 1974 году. Этнограф, историк-политолог, аналитик ИНСЭР ЦФО. В 1996 году окончил исторический факультет МГУ им. Ломоносова. В 1996-1999 годах слушатель аспирантуры Института этнологии и антропологии РАН, автор книги "Структурная модель в политических технологиях"(1999). Эксперт лаборатории кризисного мониторинга. Сфера научных интересов: политический ислам, конфликтология, региональные исследования. Углубленная специализация: исламский интегризм в России и в мире.

Наряду с российскими и западными коллегами Энгельгардт и Крымин упоминаются как авторы материалов в журнале "Экспорт вооружений" на сайте Центра анализа стратегий и технологий (Centre for Analysis of Strategies and Technologies (CAST). В обширном списке имен международных экспертов также приводятся: Адамс Гордон, Алман Харлан, Джонс Скот-США), Кристоф Грамс, Йоахим Краузе, Кристофер Штайнмец (Германия), Ян Тот (Словакия), Бьёрн Хагелин (Швеция), Шмитт Буркард, Жан-Поль Эбер (Франция) и многие другие исследователи ислама. Они же упоминаются как авторы материалов в журнале "Отечественные записки" 5 (13) (2003). Тема номера - Ислам и Россия.








Другие новости раздела:

Дискуссия в мусульманском сообществе вокруг конфликта с муфтием Арсланом Садриевым в очередной раз подняла вопрос о допустимости новаторства в религии, о возможности и желательности приноровления религиозных воззрений к современным условиям. ...
Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер раскритиковал главу Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина за его высказывания об израильтянах и предложил ему отправиться на экскурсию в Иерусалим. ...
Президент Азербайджана Ильхам Алиев встретился с послами и руководителями дипломатических представительств мусульманских стран, передает телеканал «МИР 24». ...
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встретился с руководством духовного управления мусульман Кыргызстана и верховным муфтием Максатом ажы Токтомушевым, передает телеканал «МИР 24» В ходе разговора патриарх подчеркнул: мусульманское духовенство ...

Популярное

Дискуссия в мусульманском сообществе вокруг конфликта с муфтием Арсланом Садриевым в очередной раз подняла вопрос о допустимости новаторства в религии, о возможности и желательности приноровления религиозных воззрений к современным условиям. ...
Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер раскритиковал главу Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина за его высказывания об израильтянах и предложил ему отправиться на экскурсию в Иерусалим. ...