Новости Ислама
Версия для печати

"Если русские заговорят по-казахски, судьба казахов предрешена": Казахстан за неделю


  14.09.2011    |   ИА REGNUM

Открытое письмо, в котором казахские националисты требуют лишить русский язык официального статуса посредством внесения соответствующих поправок в Конституцию, было воспринято информационным сообществом республики весьма иронично. Было что Открытое письмо, в котором казахские националисты требуют лишить русский язык официального статуса посредством внесения соответствующих поправок в Конституцию, было воспринято информационным сообществом республики весьма иронично. Было что комментировать. Явно поспешив открыть политический сезон громким заявлением, авторы резкого обращения не только к властям страны, но и к "представителям других национальностей нашей республики", допустили ряд организационных ошибок, в результате которых почти сразу после появления письма в русскоязычном поле страны начался отток обманутых "подписантов", не согласных с резкими формулировками. При этом вопрос - почему именитые общественные и прочие культурные деятели страны (среди которых есть имена "союзного" значения) подписывают серьезные политические заявления, не удосужившись их прочитать, так и остался открытым. Их всех, дескать, обманули, заручившись поддержкой по телефону и не объяснив сути громкого заявления. Между тем, при всей комичности ситуации, хотелось бы отметить: националисты обозначили крайне важную веху своей борьбы за "чистоту казахстанского общества от русского языка". Добиваясь раз за разом громкого информационного сопровождения, борцы за развитие казахского языка путем ущемления русского, результатом имеют все большую поляризацию общества, последствия которой начинают ощущаться и в быту. Хотелось бы акцентировать внимание на том, что речи уже не идет только об информационном поле, которое всегда было предельно политизированным. И уж тем более, хотелось бы абстрагироваться от творчества радикальных авторов по обе стороны баррикад - они уже давно перешагнули грань, за которой любая идея пахнет откровенным шовинизмом, переходящим в экстремизм. Нет. Речь идет о толерантном в обычном своем состоянии обществе, которое стремительно начинает скатываться из национализма молчаливого в полный взаимных упреков бытовой. В этом смысле преследующие шкурные интересы в виде грантов, программ и концепций националисты перешагнули условную грань, после которой стоило бы определиться: а действительно ли они хотят тотального сужения сферы применения русского языка? Готовы ли этому процессу казахстанское образование, наука и, главное, экономика? Ведь не просто же так многие ученые-лингвисты, волею генеральной линии партии оказавшиеся вне бюджетного мейнстрима, предлагают сначала модернизировать язык во избежание гуманитарной катастрофы? И прав ли немецкий "агашка", казахскоязычный писатель Герольд Бельгер, предлагающий казахам для начала обучить государственному языку своих "сокровников"? Впрочем, в этом споре можно привести массу доводов "за" и "против" - но одно остается неизменным уже многие годы: если националисты действительно хотели бы не политизации вопроса, а развития казахского языка, они бы бросили все силы не на борьбу с русским языком, а на войну с тотальной коррупцией. Ибо из года в год величайший язык Абая в прямом смысле обкрадывают вовсе не "представители других национальностей нашей республики". И уже тем более - этого не делает русский язык одним только фактом своего существования.

"...Главным и единственным способом завоевать титул "совесть нации" осталась борьба за "национальную идею"

Совершенно издевательский материал по теме публикует "Московский комсомолец". Известный журналист Вадим Борейко, по совместительству являющийся поборником чистоты русского языка в профессии, неожиданно выступил... на стороне подписантов резкого письма. "Скажу вам с прямотой римлянина: я - ЗА официальное запрещение статуса русского языка как официального. И не думайте, будто я в один момент "переобулся" или "перекрасился". Причина очень простая. Никогда на просторах Советского Союза и его поздних наследников не было лучшей рекламы чего бы то ни было, чем запрет. Люди старших поколений вспомнят фразы типа: "Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст". Из собственной юности приходят на память запрещённые - и потому такие популярные - джинсы, жвачка, кока-кола, рок-н-ролл, и в том числе отменённый концерт The Beatles в Советском Союзе. Если хотите знать, всю так называемую "перестроечную литературу", которая пришла к нам легально в конце 80-х - начале 90-х: Мандельштама, Пастернака, Цветаеву, Булгакова, Солженицына, Войновича, да мало ли... - я и мои товарищи прочли ещё во второй половине 1970-х, в расплывчатых пятых машинописных экземплярах, часто при свете сталинского ночника и в ванной - чтоб не мешать спать соседям по общежитской комнате... Потом ещё с мая 1985-го нам водку запретили, а мы из чувства противоречия - как давай давиться палёным продуктом "из-под моста" или там "турчатника".

...По роду службы я уже больше 30 лет занимаюсь редактурой журналистских текстов, которые (подразумевается!) вообще-то должны быть написаны по-русски. Но с начала нулевых меня всё чаще терзают смутные сомненья: а не засылают ли ко мне под видом начинающих корреспондентов иностранных шпионов? Слова-то у них вроде все знакомые, привычные, а в целом материал - будто подстрочник с чужого языка. Спросишь такого: а тебе в школе или вузе русский язык преподавали? Говорит - да. А у самого глаза - хитрые... Вот и бьёшься, как голубь мира, в тесноте кабинетной коробки с одной мыслью: когда же придёт настоящий день? Появится ли в моих дверях хоть один по-настоящему грамотный молодой человек? И вот - сбылись мои чаяния! Группа космонавтов во главе с тов. Абиловым своим призывом к отмене конституционного статуса русского языка сделала ему такой пиар, какого бы не выдумал и негр преклонных годов.

Я уже сейчас вижу, как представители нового поколения снимают с родительских книжных стеллажей томики Александра Сергеича, Льва Николаича и даже, не побоюсь этого слова, Ильфа с Петровым, сдувают с корешков пыль прошлого века, расклеивают слипшиеся от долгого непользования страницы - и с интересом начинают вчитываться: а что ж там такого запретного? И заметьте - найдут они там не какую-нибудь "палёнку", а чистое золото".

Не менее едко письмо националистов комментирует анонимный автор информационно-аналитического агентства "Пик", который задумался - а что будет, если все русскоязычные граждане Казахстана выучат казахский язык? "...Между тем, радетели как можно скорейшего обучения всех казахстанцев казахскому языку не понимают, что пилят сук, на котором сидят. Если гипотетически представить, что все русские вдруг завтра утром нормально овладели государственным языком, то судьба огромного количества казахов... предрешена. Они станут еще более неконкурентоспособны в условиях урбанистической среды по сравнению с русскими (в русскоговорящими, англоговорящими). Потому что казахская нация по-прежнему в сердцевине своей аграрная нация со всеми соответствующими отсюда вытекающими. И казахский язык - сегодня до сих пор это язык аграрной нации (заметим, это не наши выводы и не нами это сказано!). А казахи городские (шала-казахи) во втором и третьем поколении, если кто не заметил, сильно раздражают национал-патриотов, т.е. нагыз-казахов (то бишь - настоящих казахов). Ведь шала, вроде как, и не казахи уже... Продолжая свою мысль о гипотетической пандемии овладения сносным казахским языком русскими, представим детали того, чему мы можем стать в итоге свидетелями: впитанная вместе с казахским языком соответствующая ментальность должна... погнать русских на чиновничьи должности, в полицию, таможню, и как пить дать в руководство партии "Нур Отан". И, о Боже! - возможно в редакции казахских СМИ. Как вам все эти "бородатые" борейки, "кудреватые" шахновичи, "гиперактивные" бациевы, "основательные" тараковы, "натренированные" (мельцерами) асиповы, и как последний удар, "седые" мизиновы - в святая святых? Как вы думаете, с кем та же власть (оппозиция - разницы нет), олигархат и пр. денежные структуры будут работать в мире казахской прессы? Похоже всем прежним главным редакторам казахскоязычных СМИ придется свалить на пенсию или госслужбу, а то и на улицу, потому что они не выдержат конкуренции с "новыми казахами". Единственный ответом этим "новым казахам" в данной специфической корпорации может стать лишь неудавшийся главред "Жас Алаш" Айдос Сарым (он может свободно писать и общаться на любом). Дальше пустота. Вот такая вводная. Теперь давайте прорисуем всю картину".

Крайне резко реагирует на требование лишить русский язык статуса официального портал Russians.kz, придерживающийся, судя по материалу, крайней (в рамках казахстанского курса на всеобщую толерантность) позиции в деле защиты русского мира от каких-либо посягательств. "Любой нормальный человек понимает, что за два года перевести республику на казахский язык невозможно, что это абсурд, глупость, но этот абсурд пытаются-таки продвигать, но я готов утверждать, что данная коллизия не только не опасна для Русского мира, а быть может и сыграет ещё на руку русификации Степного края, о возобновлении которой я упомянул. Ведь засилье казахских школ создаст перепроизводство казахоязычных граждан, хотя языком производства, науки, технологий, как был, так и останется русский. И не исключено, что когда Россия, увеличивая свой промышленный охват, свой потенциал, вновь активно вернётся в Степной край, она опять будет вынуждена ввозить специалистов из внутренних областей России, то есть приглашать грамотных русскоязычных работников. История повторится, а люди, получившие образование на казахском, окажутся в проигрыше и вынуждены будут мигрировать в области, где казахская среда более плотная, в Кзыл-Орду, к примеру, а недавно прибывшие "оралманы" опять захотят вернуться туда, откуда прибыли - в дальние веси. И хотя никто ни на кого давить не станет, русские никогда не давили, но логика процесса, логика истории подведёт к описанному мной процессу. То, что в какой-то мере эти процессы станут-таки реализовываться, можете не сомневаться, ведь коль маятник качнулся в одну сторону, то он непременно качнётся обратно, а ведь в девяносто первом году качнули-то маятник весьма агрессивно, значит и отдача способна быть интенсивной.

Наивные казахские националисты думают, что маятник может замереть на месте, что никто не потребует ответа за закрытые русские школы, что всё оставят как есть... но так не бывает. Русские, когда-то, открывали, на пустом месте, и русские школы и казахские, а коль кто-то подумал нынче, что казахизация может состояться, коль тупо отобрать русские школы и переделать в казахские - то он просто наивен, недалёк. И вопрос касается не только одних школ, ведь исторический процесс никогда не может замереть и не двигаться, за приливом всегда бывает отлив. Да и здесь, в России, есть немало людей, которые внимательно следят за процессами, и нам небезразличны те вылазки, что предпринимаются против Русского мира и русского языка".

Политолог Расул Жумалы, специализирующийся, преимущественно на внешней политике, в свою очередь, тоже высказался по теме на страницах журнала Exclusive: по его мнению, главным индикатором общественного расслоения может служить нервозность русскоязычных граждан в ответ на законные притязания Казахстана на использование государственного языка. "Что действительно встревожило, так это невроз, который вызвала, в принципе, обычная для любой нормальной страны информация о том, что с определенной даты государственные органы будут оказывать услуги на государственном языке. Повторюсь, для любой нормальной страны - это абсолютно нормальные вещи, для России, Грузии, Латвии, Германии, Испании, Китая, где никто даже не додумается ставить под сомнение полномочия государственного языка. В Казахстане ситуация складывается совершенно иначе. У стороннего наблюдателя может сложиться ощущение, будто речь идет о развитии языка не казахов вовсе, а каких-то захватчиков и поработителей.

Ситуация парадоксальная. В какой стране мира, не зная государственного языка, можно получить гражданство, заниматься любым видом деятельности, включая работу в правоохранительных органах и государственную службу? В Казахстане. В какой стране мира, естественно, кроме России, нельзя достичь этого, не зная уже русского языка? Снова в Казахстане. Судьба сотен тысяч оралманов, прекрасно знающих родной язык, но не сумевших выучить русский, - наглядное тому подтверждение... Люди в каждой стране живут согласно местным законам и общепринятым морально-этическим нормам, если они почитаются и соблюдаются прежде всего самой элитой. Когда этого не происходит, действует принцип "дурной пример заразителен". Утрата духовных и нравственных ценностей только подстегивает процесс.

Другая сторона вопроса - фактор России, которая, со слов президента этой страны, агрессивно отстаивает свои интересы в ближнем зарубежье. В части Казахстана это отражается в перипетиях поспешного сколачивания Таможенного союза, активном покровительстве русским национальным движениям, русскоязычным СМИ, во всяческих опросах общественного мнения по поводу объединения России и Казахстана, периодическом будировании со страниц СМИ и высоких трибун темы о притеснении русского языка и т. д. Не уверен в искренности стремления российских элит протянуть руку помощи соотечественникам в ближнем зарубежье. Особенно на фоне массы репатриантов, которые в свое время поддались подобным спекуляциям, но, не сумев обустроиться, вернулись из России обратно в Казахстан. Не уверен и в том, что "русский вопрос" отдельные политиканы не прочь эксплуатировать ради амбициозных задач иного рода. И в том, что, заигрывая с национальными чувствами определенной части населения, не вынашиваются планы столкнуть нации лбами, а в промежутке усилить собственный вес".

Проанализировать языковой вопрос попытался и вице-президент Казахстанского центра политической конъюнктуры Талгат Мамираимов, опубликовавший свои размышления на сайте организации. По мнению аналитика, языковая проблема может спровоцировать межэтнические столкновения. "...Развитие статуса и роли казахского языка является, можно сказать, жизненной необходимостью для Казахстана, его дальнейшего будущего в качестве независимого государства. Для реализации этой задачи, можно, и необходимо применять директивные политические меры, поскольку мы имеем дело с одним из символов казахстанского государства - казахским языком. Но следует понимать, что, во-первых, волюнтаристские методы расширения сферы казахского языка вступают в разрез со всемирно признанными правами человека на культурную и языковую самобытность.

Во-вторых, такого рода требования как исключение пункта 2 статьи № 7 Конституции Казахстана неминуемо приведут к росту эмигрантских настроений, потока эмиграции из Казахстана. В результате мы можем столкнуться с нехваткой квалифицированных кадров в различных отраслях экономики, в первую очередь в промышленности. В этом плане показателен урон нашей социально-экономической системы, нанесенный ей массовой эмиграцией в середине 1990-х гг. представителей нетитульных этносов. В-третьих, форсирование мер по внедрению казахского языка может резко обострить межэтническую обстановку в Казахстане, вплоть до проявления открытых межэтнических столкновений. В этих условиях становится понятным, что в настоящее время приоритетными для развития казахского языка являются не политические инструменты, а меры технического, дидактического характера, представляющие собою различные информационные, педагогические, научные средства, инструменты и методики. Среди же политических инструментов расширения сферы государственного языка наиболее приоритетной мерой является переход работы в первую очередь высших властных органов Казахстана (Правительство, Парламент) на казахский язык. В этой связи представляется необходимым внести в Конституцию Республики Казахстан положение об обязательном знании членом Правительства, депутатом Парламента казахского языка с внедрением, соответственно, положения о работе данных органов на государственном языке".

К любопытным, хотя и довольно неожиданным выводам пришла газета Central Asia Monitor. Рассказав о том, как инициаторы письма обманули многих именитых людей с "подписной кампанией", издание почему-то при этом приходит к выводу, что влияние националистов в обществе растет. Еще более примечательно читать эти слова в издании, по слухам, полностью финансируемом администрацией президента. "Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что все большую роль в казахстанском обществе играют национал-патриоты. Неслучайно один из создателей национал-патриотической организации "Улы дала" Айдос Сарым стал единственным человеком, который сумел ясно высказать свою позицию относительно письма и объяснить его основные моменты и тезисы. Примечателен еще и тот факт, что именно национал-патриоты поднимают темы, которые реально будоражат общество. Ситуация с письмом пока еще не прояснилась полностью, но если вспомнить Доктрину национального единства, можно отметить, что первыми тогда высказали возмущение именно национал-патриоты. В итоге это привело к тому, что власть и оппозиция пошли на диалог. Та же организация "Улы дала", о создании которой будет объявлено в самое ближайшее время, предположительно станет заниматься не только социальными, культурными или языковыми проблемами, но и политическими. И это тоже говорит о том, что влияние национал-патриотов в дальнейшем будет только расти. По сути, мы стоим на пороге реализации первого масштабного и серьезного национал-патриотического проекта.

Когда мы говорим о набирающих силу нацпатах, речь, конечно, не идет об одном только Мухтаре Шаханове. Его время уходит, и он, конечно, не та личность, которую можно назвать эпохальной, хотя свой след в истории независимого Казахстана он, безусловно, оставил. На место старых нацпатов придут более молодые и прогрессивные, которые смогут объяснить, для чего, зачем и почему пишутся подобные обращения".

А на страницах газеты "Время" по националистам прошелся главный редактор биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев. Публицист и специалист по истории казахстанской власти очень тонко поддел национал-патриотическое движение, рассказав о веяниях политической моды в республике.

"...Главным и единственным способом завоевать титул "совесть нации" осталась борьба за "национальную идею" в виде сохранения и развития государственного языка. Главное - не рассматривать эту деятельность с точки зрения достижения каких-либо результатов. Ведь под дружные аплодисменты писателей, поэтов, общественных деятелей и ученых государство выделило на развитие языка такие бюджеты, что можно было в каждом городе построить по ядерному реактору. А чем эта эпопея закончилась? Не изменилось ровным счетом ничего - ни качество учебных пособий, ни уровень преподавания, ни степень популярности казахскоязычных писателей, ни доля рейтинговых телепрограмм на государственном языке. Если рассматривать этот процесс как единую государственную стратегическую программу, то надо признать: она давно и с треском провалилась. И кто в этом виноват? Чиновники профильных министерств и управлений акиматов, разворовавшие бюджеты и неэффективно потратившие "народные деньги" на некачественную продукцию? (Между прочим, в "языковые" органы набирали кадры в основном из творческой интеллигенции). Ученые, филологи и педагоги, не создавшие эффективной системы изу­чения языка? Писатели и поэты, не создавшие произведений, которые вызывали бы у читателя желание изучить язык, дабы прочитать шедевры в оригинале? Журналисты, не создавшие новых популярных газет, телепередач и интернет-сайтов на казахском? Конечно же, никто из них не виноват. Почему? Потому что не виноват - и все!

Виноваты манкурты, предпочитающие русский и английский языки. Виноват сам русский язык, на котором упорно разговаривает большинство населения. Виноваты журналисты, откровенно издевающиеся над попытками национал-патриотов изображать из себя "совесть нации". Значит, надо создать такую среду, в которой язык мог развиваться в чистом виде. Так сказать, в тепличных условиях - без иноязычных граждан, чуждых пат­риотическим ценностям творческой интеллигенции. Образно говоря, почему бы не создать вокруг языка такой же протекционистский барьер, которым, например, российское правительство долго пыталось поддержать на плаву АвтоВАЗ? Хотя, казалось бы, творческая интеллигенция могла бы направить свои силы ("творческие" по определению) на превращение языка в "конкурентоспособный продукт" вместо извечной охоты на ведьм".

Свое видение проблемы на страницах "Кворума" изложил молодой ученый Тимур Козырев. Политолог, как и многие его коллеги, отмечает глубину общественного разлома и призывает учить русскоязычных казахскому языку.

"Наконец, как бы банально это ни звучало, необходимо в короткий срок добиться того, чтобы те русскоязычные граждане, кому еще нет 40-а, научились если не говорить на казахском, то хотя бы понимать этот язык - тем самым давая казахскоязычным возможность перестать делать синхронный перевод. Впоследствие, став для начала общепонятным, казахский язык естественным путем в скорости времени станет и общеупотребительным. Повсеместная бесплатная раздача казахско-русских разговорников сама по себе радует, но только давно бы так...

Одним словом, неотложных дел - воистину непочатый край. Но если бы формулировки в законодательстве сами по себе играли некую магическую роль, перечисленные проблемы были бы давно решены, не успев возникнуть: ведь, согласно букве Конституции, казахский язык - давно уже государственный. И сразу прошу несогласных задаться вопросом: а что будем делать, если статус русского языка отменить - отменим, и... ничего не изменится?

Все-таки представляется целесообразным прежде законодательной надстройки, которая и так в целом не очень плоха, вплотную заняться фундаментом. Казахский должен реально стать языком государства плюс-минус до 2020 года, т.к. в противном случае наше общество столкнется с крайне серьезными проблемами - которые уже точно не удастся решить простым путем поправок в законодательство. Задача чрезвычайно сложная и трудоемкая, но отступать некуда: образно выражаясь, мы уже дошли до середины реки, и единственный способ не упасть в воду и не утонуть - это, собрав все силы в кулак, все-таки дойти до противоположного берега".

Очень искренний материал в защиту националистов публикует портал переводческих материалов "Алтын-Орда". Один из соучредителей портала, а по совместительству постоянный автор Серик Малеев, искренне переживает за судьбу государственного языка. Настолько искренне, что между строк в его статье читаются завуалированные призывы к решительным действиям. "Наша толерантность высока настолько, что любого иностранца, прибывшего в нашу страну, мы готовы считать господином, а себя рабами такого господина. Но сколько можно жить в такой стране, попирая собственную честь и достоинство? Никто не пробовал задаться таким вопросом? И другая часть загадки. Интересно, что произошло в той же России, если бы российские каналы с утра и до поздней ночи транслировали передачи на татарском языке, и лишь с глубокой ночи начинали бы свои показы на русском? Думаю, русские бы такого национального унижения не стерпели. А у нас стоило только представителям казахской интеллигенции выступить с обращением, в котором они настаивают на усилении роли государственного языка, (заметим, специально при этом, оговаривая, что не в ущерб русскому), как тут же взорвалось все русскоязычное интернет-пространство. И вот уже слышны крики "ату их, ату. Держи вора". Хотя казахи ни у кого ничего не воровали. Они лишь хотят в своей стране вернуть свое. И вот они уже разбойники?! И вместе с тем я прекрасно осознаю, что те же русские, живущие в Казахстане - они никакие не враги казахам. Просто они так привыкли, им было так удобно, как было удобно и многим русскоязычным казахам жить в пространстве русского языка. Но теперь им говорят, что надо потесниться, что надо предоставить место в обществе и языку коренной нации. Государственному языку, что следует особо подчеркнуть. И вот уже поднялся ор. Причем, что самое интересное, за этими криками, ничего общего не имеющими с цивилизованной дискуссией, стоят русскоязычные печатные и интернет-издания, финансируемые самой казахской властью. И это тоже к вопросу о нашей толерантности. Толерантность нашей власти оказалось настолько высокой, что она готова финансировать издания, по факту работающие против интересов собственного народа. О-o-o, да нам за это памятник ставить надо!!! Как Минину и Пожарскому в Москве. Памятник казахской сверхтолерантности и сверхтерпимости. Что - нибудь эдакое, постмодернистское, изображающее казаха в костюме швейцара или низкокланяющего слуги. И чтоб обязательно внизу была всем понятная надпись на русском: "Хозяин страна".

И, наконец, мнение действующей власти по этому животрепещущему вопросу на страницах "Комсомольской правды в Казахстане" озвучил советник главы государства по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев. Ничего нового, впрочем, он не сказал. "Политические цели обычно ставит человек политически грамотный. Он делает программу, ставит перед собой цель, хочет добиться этой цели, допустим, ради достижения власти. Политика - это борьба за власть. Я, честно говоря, в рациональном плане не вижу здесь ни целей, ни задач, ни чего-либо существенного. Даже если брать правовую сторону - почему они обращаются на имя президента и премьер-министра? Ни президент, ни премьер-министр не в состоянии поменять Конституцию. Это уже политически неграмотно. Конституцию у нас меняют депутаты законодательного и высшего представительного органа страны - парламента. А такие вещи, как языковая политика, - это конституционные основы, которые за 20 лет уже получили мощную практику в Казахстане. А именно: казахский язык - государственный язык, русский - официальный, язык межнационального общения. Точка. Уже давно все привыкли к этому. Это был один из самых мощных факторов стабильного развития нашей страны. И поскольку они решили пересмотреть фундаментальные основы нашего стабильного развития, межнационального согласия, то разве это можно назвать серьезной политикой?"

"Казахстан может оказаться на пороге довольно неприятных событий"

Тема религиозного экстремизма - в новом политическом сезоне, вполне ожидаемо - одна из основных в информационном поле страны. Дело в том, что власти Казахстана нанесли удар по террористам в ответ на волну насилия весной и летом 2011 года. Сделано это было в правовом поле - чиновники значительно ужесточили законодательство, регулирующее деятельность религиозных организаций.

В частности, по данным "Комсомольской правды в Казахстане", в стране сильно сократится количество религиозных организаций, деятельность которых носит деструктивный характер. Так, во всяком случае, говорится в новом законопроекте от нового же агентства по делам религий. Но этим нововведением законопроект не ограничивается. "Согласно законопроекту вводится запрет на деятельность религиозных объединений, склоняющих и принуждающих к разрушению семьи, препятствующих получению обязательного образования, наносящих ущерб нравственности и здоровью граждан. Также вводится запрет на принуждение последователей религиозного объединения к отказу от принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения, его руководителей и других членов. Вся религиозная литература, ввозимая на территорию страны или поступающая в библиотеки, будет проходить религиоведческую экспертизу, ее порядок будет определяться правительством страны с привлечением ученых-религиоведов. Кроме того, законопроектом запрещается создание религиозных структур в государственных органах, в том числе в организациях образования и здравоохранения, за исключением духовных учебных заведений. Вместе с тем планируется ввести запрет на проведение обрядов в государственных органах.

- Не допускается проведение религиозных обрядов и церемоний в зданиях и на территориях госорганов, организаций образования, за исключением духовных учебных заведений. В то же время в случае изъявления желания пациентами больниц, домов престарелых или в случае ритуальной необходимости лиц, находящихся в местах отбывания наказания, администрация указанных учреждений оказывает содействие в приглашении священнослужителей, - проинформировал председатель Агентства по делам религий. Нововведения коснутся и деятельности иностранных миссионеров. Сегодня в Казахстане официально зарегистрировано порядка 300 представителей разных стран (Польши, Кореи, США, Германии, России, Украины, Италии, Швейцарии и Испании), ведущих пропаганду своей религии. Всех миссионеров обяжут проходить ежегодную перерегистрацию в территориальных подразделениях Агентства по делам религий по новым требованиям".

Вместе с презентацией законопроекта, носящего название "О религиозной деятельности и религиозных объединениях", власти страны начали информационную кампанию, пропагандирующую "правильный ислам". В частности, на страницах газеты "Литер", принадлежащей партии "Нур Отан" о чуждой религии рассуждают сразу два идеолога - от власти и от оппозиции. Глава недавно созданного агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф, в частности, рассуждает о международной практике борьбы с экстремизмом. "На сегодняшний день политика подавления и информационная война с экстремистами определена в качестве одного из приоритетов работы правительства Саудовской Аравии. Силовыми структурами КСА предпринимаются меры по предупреждению и пресечению их подрывной деятельности. По подозрению в причастности к радикальным организациям в последние годы было арестовано более тысячи человек. В ходе их задержаний были обнаружены склады оружия и взрывные устройства, предназначавшиеся для совершения диверсионных акций и разрушения экономических объектов страны. Половину арестованных составили сами граждане Саудовской Аравии, остальные - постоянно проживающие в КСА выходцы из других мусульманских стран (Пакистан, Афганистан, Мавритания, Индонезия).

Анализ деятельности радикальных организаций дает основания утверждать о достаточно серьезных целях и задачах его идеологов, которые в своих воззваниях призывают к "экономической войне", "освобождению территории Двух святынь" и "борьбе с ближними врагами". Главными целями террористов становятся не только объекты нефтегазовой отрасли и инфраструктуры Саудовской Аравии, но и члены правящего семейства, лояльное духовенство и все те, кто является опорой правящего строя".

С гораздо более живым интервью на страницах того же издания выступает политолог Айдос Сарым, человек, которого считают одним из самых перспективных идеологов казахских националистов. "События последних нескольких месяцев наглядно говорят о том, что наша страна реально нуждается в корректировке целого ряда позиций по вопросам взаимоотношений государства и религиозных объединений, общества и религии. Несмотря на то что Казахстан - светское государство, нельзя оставаться безучастным свидетелем и наблюдателем процессов, происходящих в духовно-нравственной сфере. Поэтому я считаю вполне закономерными и необходимыми такие шаги, как создание Агентства по делам религий, усиление взаимодействия государства с Духовным управлением мусульман Казахстана и другими конфессиями. Важным этапом данной работы должно стать внесение законопроекта о свободе вероисповедания, который должен создать новые, понятные "правила игры". Понятно, что прохождение законопроекта через парламент будет нелегким и будет сопровождаться жаркими общественными дебатами. Не исключено, что будет некоторая критика и со стороны наших международных партнеров. Однако, думаю, в обществе есть спрос на такой законопроект и как минимум в стране он будет поддержан самыми различными слоями и группами населения. Одновременно с этим полагаю, что в обществе должны развернуться споры и о том, что есть "светское государство", какова автономия мечети и церкви, насколько общество, граждане должны и могут влиять на процессы внутриконфессиональной прозрачности. Я уже как-то говорил и писал, что нам принципиально важно сохранить светский характер государства, но при этом элементарно научиться жить в условиях роста религиозного сознания, ренессанса ислама. Мы, безусловно, часть исламского мира, и эту простую истину нам еще предстоит принять и осмыслить. Касательно нетрадиционных культов и течений, то Казахстану необходимо в первую очередь обеспечить права граждан, сохранять межнациональный и межконфессиональный мир, не допускать глубоких разломов, способных расколоть наше общество. Это непростая задача".

Портал Zakon.kz копает ту же тему, но с другим политологом - Досымом Сатпаевым, который предостерегает казахстанские власти от излишне жестких действий. Кроме того, специалист поясняет специфику регионов, где полыхнул пожар экстремизма. "Анализируя деятельность казахстанских экстремистских и террористических организаций, нам следует избегать узбекской модели решения этой проблемы. Там основной акцент изначально делался лишь на внешних факторах активизации экстремистских и террористических групп в Узбекистане, без учета большого количества внутренних проблем, которые расширяют социальную базу для распространения радикальных идей, в первую очередь, среди самих узбеков, особенно в Ферганской долине. В Казахстане, как, впрочем, и в других странах Центральной Азии, за прошедшие двадцать лет появилось много разных протестных групп, состоящих из тех, кто считает себя чужими на этом празднике жизни. Большинство из этих групп пока пассивно, и ждет своего "часа Х". Другие более активны. И лишь немногие от слов переходят к делу с оружием в руках. Именно поэтому эффективность антитеррора зависит от точечного уничтожения не конкретной террористической группы, а первопричин ее появления. Например, специфика западных регионов страны заключается в том, что большие нефтегазовые ресурсы продолжают соседствовать с депрессивными районами, где волну социального недовольства легко направить в нужную сторону, будь то идеи сепаратизма, национализма или же псевдорелигиозного экстремизма. Может быть, это и объясняет активность многих местных и иностранных "миссионеров" экстремистского толка именно в этой части Казахстана".

Очень интересную версию разгула экстремизма именно на западе страны выдвигает социолог Гульмира Илеуова, выступившая с интервью на портале известного журналиста Гульжан Ергалиевой - Guljan.org. "Мне нравятся конспирологические теории, я их всегда рассматриваю с огромным интересом. Возьмите пример Ливии. На днях по телевизору показывали материал о будущих путях развития страны, и западный эксперт заявил, что, конечно, Ливию ожидает федеративное устройство. А почему федеративное-то? Ведь одна религия, и 40 лет они были единым государством? Но тут же корреспондент подтверждает, что да, хорошо, что будет федеративное устройство, и они продолжили разговор. А я подумала, может, здесь и "зарыта собака", что, скорее всего, регионы, где в Ливии есть нефть, они сделают одним государством, штатом или типа того, а остальные бедные регионы отдадут Каддафи, чтобы он там продолжал поддерживать некий очаг напряженности. Но это, конечно, мои предположения. И вот возьмите Казахстан. У нас религиозные ЧП происходят не на исконно религиозном юге, а на развивающемся, богатом нефтью западе. Можно промониторить СМИ и увидеть, что есть, например, интернет-ресурсы, где тема того, что "западный Казахстан зажимают, обижают, притесняют" муссируется день ото дня. Посмотрите обзоры на иноСМИ, их читаешь и поражаешься, как мощно прокачивают эту тему. У нас много данных по социологии, и я могу утверждать, что в прочих регионах Казахстана в ответ возникает недовольство населения этими постоянными жалобами с запада: "Они там что, больше работают, чем мы, что должны больше зарабатывать? Почему в прессе постоянные разговоры о "бедном западе", который недополучает?" Вот какой вопрос возникает. Можно констатировать, что идет конкретное оболванивание людей, и четко просматривается чужой сценарий. Запросто. И этот сценарий, конечно, не добрый".

Но самое интересное, по традиции, прозвучало вне официального информационного поля. Оппозиционный портал "Республика", близкий к опальному олигарху Мухтару Аблязову, пишет о пресс-конференции, которую дали в Алма-Ате корреспондент "Московских новостей" Аркадий Дубнов и политический обозреватель Deutsche Welle ("Немецкая волна") Виталий Волков. По их данным, Казахстану предстоит оказаться в непростых геополитических условиях. "Что же касается руководства стран ЦА, то, по мнению экспертов, и их положение тоже должно резко измениться. До сих пор правители центральноазиатских государств исходили из того, что при любом геополитическом раскладе они, как борцы с исламистами, получат поддержку и от Запада, и от России. Но если западные политики начнут искать способы примирения с наследниками Бен Ладена, то это означает начало серьезного передела сфер влияния.




Другие новости раздела:

Рабочая встреча главы администрации Автозаводского района Александра Нагина с полномочным представителем председателя Духовного управления мусульман РФ в Приволжском федеральном округе, управляющим делами Духовного управления мусульман Нижегородской ...
Верховный муфтий Иерусалима шейх Мухаммад Хусейн и исламский совет города ВАКФ заявили об урегулировании ситуации вокруг Храмовой горы и разрешили верующим там молиться. ...
Давно закрытую по суду. Администрация Екатеринбурга собирается изъять для строительства трамвайной ветки "Екатеринбург-Верхняя Пышма" крупный кусок промзоны и частного сектора в границах улицы Чуцкаева и проспекта Космонавтов. Строения, расположенные на ...
По итогам референдума в Квебеке мусульманской общине отказано в праве на открытие собственного кладбища. Стрельба в местной мечети, в ходе которой погибло шесть мусульман, не стала аргументом для участников голосования – в итоге пять жертв пришлось ...

Популярное

Давно закрытую по суду. Администрация Екатеринбурга собирается изъять для строительства трамвайной ветки "Екатеринбург-Верхняя Пышма" крупный кусок промзоны и частного сектора в границах улицы Чуцкаева и проспекта Космонавтов. Строения, расположенные на ...
По итогам референдума в Квебеке мусульманской общине отказано в праве на открытие собственного кладбища. Стрельба в местной мечети, в ходе которой погибло шесть мусульман, не стала аргументом для участников голосования – в итоге пять жертв пришлось ...