Новости Ислама
Версия для печати

Сулейман Уладиев: Когда в Дагестане начался диалог, взрывы участились


  26.09.2011    |   ИА REGNUM

В первой половине 2011 года в Дагестане было сделано несколько попыток начать публичный диалог между разными течениями в местном исламе. Этот диалог многими воспринимался как один из шагов к общереспубликанскому примирению. В диалоге участвовали как В первой половине 2011 года в Дагестане было сделано несколько попыток начать публичный диалог между разными течениями в местном исламе. Этот диалог многими воспринимался как один из шагов к общереспубликанскому примирению. В диалоге участвовали как представители суфизма - религиозного направления, признаваемого в Дагестане традиционным, так и последователи салафизма, то есть движения за "чистоту ислама". Первых представляло Духовное управление мусульман Дагестана, вторых - мусульманская организация "Ахль-Сунна". Одним из организаторов этих дискуссий был известный дагестанский общественник Сулейман Уладиев, ныне возглавляющий общественную организацию "Гражданский союз Дагестана", в прошлом - депутат Народного собрания Дагестана, гендиректор ГТРК "Дагестан", заместитель главы города Хасавюрт. По просьбе ИА REGNUM он рассказал о текущей ситуации с исламским диалогом и с общественным примирением в Дагестане.

В последние месяцы информации о новых внутриисламских дискуссионных мероприятиях в Дагестане не появляется. Почему?

Действительно, в первом полугодии впервые удалось посадить за стол переговоров представителей различных религиозных течений ислама в Дагестане - представителей суфизма и салафизма. Это последнее течение в качестве своей идеологии используют в том числе и экстремисты. Собрались также общественные деятели, представители власти, и пошел позитивный процесс. Главным было сначала наладить диалог между этими разными течениями ислама. Общество восприняло это с пониманием и поддержкой. И как иначе? Ведь гибнет много людей - и правые, и неправые, и рядовые, и генералы. Понимаете, просто не было альтернативы. Государство не может одной лишь силой выиграть у терроризма, тем более если он связывает себя с одним из течений ислама. Власти сами пришли к этой мысли. Невозможно друг друга долго уничтожать.

Поэтому, хотя сама инициатива была снизу, мы получили поддержку федерального центра - к нам приезжали представители администрации президента РФ, генералы из Национального антитеррористического комитета, было также и понимание со стороны президента Дагестана и его администрации. Но после того, как диалог состоялся, постепенно мы стали терять ощущение поддержки со стороны некоторых представителей дагестанской власти. Конечно, мы понимали, что в команде президента Дагестана Магомедсалама Магомедова есть разные люди. Думаю, там предложили президенту другие варианты решения проблемы, может быть, чисто силовыми методами.

Мы ощутили, что, когда начался диалоговый процесс, взрывы в Дагестане участились. Власти решили на это ответить силой. С одной стороны это понятно, гибнут люди... Но я не уверен, что так можно решить проблему. Потому что "с той стороны" в основе все-таки идеология. Нужен путь диалога, необходимо вести разъяснительную идеологическую работу, необходимы согласительные процедуры с представителями разных религиозных течений. Ведь мы же видели, что этот путь нашел отклик и понимание среди сторонников и суфизма, и салафизма.

После взрывов в Махачкале в ночь на 22 сентября у меня, правда, появилась надежда, что путь диалога вновь может получить поддержку на высшем уровне. В Махачкалу прилетели представители федеральных структур, они провели серию встреч, также они обсуждал план работы с молодежью, направленной на профилактику экстремизма, радикализма.

У нас была стратегия, план решения проблемы радикализации общества. Это был реальный проект. Но, видимо, кому-то нужен этот постоянный очаг нестабильности в республике.

Какие выводы можно сделать из тех согласительных процедур, которые проводились в первом полугодии в Дагестане?

Самое главное - чтобы добиться восстановления мира не насильственным путем, а путем согласительных процедур, в том числе, объясняя сущность ислама, который не является религией войны, нужно понимание и поддержка со стороны государства - федерального центра и региональной власти. Еще один вывод - мы ничего не сможем сделать, если республиканская власть не обеспечит доступ к СМИ, в первую очередь, к телевидению. Огромная часть населения Дагестана живет в горных районах, где нет Интернета. А те люди, которые будут заниматься организацией этого диалога, должны доносить до народа, что они делают, какие цели преследуют и на что рассчитывают.

Я думаю, что общественный диалог, даже если он идет между представителями разных религиозных течений, не может ограничиться только религиозной тематикой. Основные вопросы, которые должны обсуждаться в рамках согласительных процедур, - это и взяточничество, и клановость сегодняшней власти. На мой взгляд, это те коренные проблемы, которые встают перед нами, когда мы ищем причины ухода людей в лес. Та клановость, которая существует в Дагестане, - совсем не та, как, например, кланы в Шотландии или Ирландии. Дагестанские кланы - не цивилизованные, фактически бандитские. Пока они не будут демонтированы, проблема экстремизма не будет решена.

Какие организации, на ваш взгляд, могут в будущем выступить организаторами диалогового процесса в Дагестане?

Среди таких организаций - и Духовное управление мусульман Дагестана, и "Ахль-Сунна". Свой вклад по-прежнему готовы внести и общественные организации, такие, как "Территория мира и развития".

По указу президента Дагестана в 2010 году была создана Комиссия по помощи в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность. Как вы оцениваете результаты ее работы?

Сам факт создания комиссии, безусловно, позитивный, этого нельзя отрицать. Сама идея понятна. Но, с другой стороны, по ее статусу, по ее целям невозможно ожидать, что с помощью этой комиссии можно будет покончить с терроризмом. И, надо признать, никто из леса с автоматом не вышел.

Вообще, надо учитывать, что, когда власть что-то делает, общество относится к этому с недоверием, воспринимает это, как мероприятия "для галочки". Нет доверия к власти.




Другие новости раздела:

Дискуссия в мусульманском сообществе вокруг конфликта с муфтием Арсланом Садриевым в очередной раз подняла вопрос о допустимости новаторства в религии, о возможности и желательности приноровления религиозных воззрений к современным условиям. ...
Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер раскритиковал главу Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина за его высказывания об израильтянах и предложил ему отправиться на экскурсию в Иерусалим. ...
Президент Азербайджана Ильхам Алиев встретился с послами и руководителями дипломатических представительств мусульманских стран, передает телеканал «МИР 24». ...
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встретился с руководством духовного управления мусульман Кыргызстана и верховным муфтием Максатом ажы Токтомушевым, передает телеканал «МИР 24» В ходе разговора патриарх подчеркнул: мусульманское духовенство ...

Популярное

Дискуссия в мусульманском сообществе вокруг конфликта с муфтием Арсланом Садриевым в очередной раз подняла вопрос о допустимости новаторства в религии, о возможности и желательности приноровления религиозных воззрений к современным условиям. ...
Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер раскритиковал главу Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина за его высказывания об израильтянах и предложил ему отправиться на экскурсию в Иерусалим. ...