Новости Ислама
Версия для печати

Муфтий Татарстана: «Отрицать проникновение религиозного фундаментализма в республику уже нельзя»


  14.04.2012  

Проблема, безусловно, есть. Отрицать факт проникновения религиозного фундаментализма в Татарстан сегодня уже нельзя. Все началось еще в 1990-е годы, когда в Поволжье стали приезжать миссионеры, которые преследовали свои, в том числе и политические, цели. Тогда после падения "железного занавеса" и искреннего желания основной части татар поближе узнать свою религию ситуация в Татарстане напоминала удивительную картину, когда на любого араба смотрели чуть ли ни как на самого пророка Мухаммеда (да благословит его Аллах и приветствует). Это было вызвано дефицитом своих мусульманских кадров, когда дореволюционная традиция татарской богословской мысли и религиозного образования в регионе почти прервалась, и ее необходимо было восстанавливать. Одних стариков, которые могли выполнять лишь определенные обряды (дать имя ребенку, никах, похороны), для молодежи было недостаточно. Нужны были свои мусульманские интеллектуалы.

Именно тогда зарубежные проповедники взялись за татарскую молодежь. Они стали организовывать мусульманские лагеря (первый такой организовали в 1993 году в Набережных Челнах), в которых началась агрессивная пропаганда нетрадиционных для местного населения течений ислама. Активно к работе этих миссионеров подключились различные зарубежные фонды, щедро спонсирующие эту деятельность. Началось издание сомнительной религиозной литературы, которую жадно читали молодые татары.

Учитывая крайний дефицит книг об исламе в то время и отсутствие контроля за тем, что распространяется, такая "свобода" привела к распространению чуждых мусульманам Урало-Поволжья идей зарубежных форм фундаментализма. Вслед за этим на 1995-1996 годы пришелся бум выезда на обучение в исламские страны татарской молодежи. Никакого контроля за этим процессом в то время фактически не было.

В 1998 году прошел объединительный съезд мусульман Татарстана, было создано единое Духовное управление мусульман, которое как-то начало вести контроль в религиозной сфере, однако перебороть страсть перед экзотикой зарубежного мусульманского мира было сложно. Татарская молодежь, состоящая из вчерашних школьников в возрасте 17-20 лет, продолжала уезжать на учебу туда, куда советовали миссионеры. Обучившись за рубежом и не имея до отъезда туда базового религиозного образования, основанного на традиционном для татар ханафитском мазхабе, молодежь начала возвращаться на Родину. Однако их становление происходило за рубежом, и некоторых там обучили отрицанию любых религиозно-правовых школ (мазхабов).

Стоит также отметить методику ведения проповедей мусульманскими зарубежными миссионерами. Для них характерна наступательная риторика, агрессия, чуть ли не на срыве голоса, что несвойственно нам, татарам, но куда больше привлекает часть молодежи. Не стоит сбрасывать со счетов и материальную составляющую проникновения в Татарстан салафизма, поскольку салафитизация российских мусульман щедро финансировалась.

Однако главной бедой (и соответственно - нашим успехом) миссионеров-фундаменталистов стало то, что интеллектуальная элита татарского духовенства осознала всю пагубность проникновения радикальных течений ислама. Именно это и позволило остановить опасные процессы.

ИА REGNUM: Как вы намерены противостоять этому явлению? Судя по многочисленным заявлениям, ни светское общество, ни государство, ни мусульманская умма во главе с традиционным духовенством не желает салафитизации татар.

Первая наша проблема - это безграмотность. Нам необходимо регулярно повышать образование нашего духовенства, муэдзинов, актива любого прихода (обычно это 10-12 человек, играющие важную роль в жизни каждой мечети). Все они вместе задают тон жизни махалли (мусульманской общины - прим. ИА REGNUM), и тогда другие верующие будут следовать за ними. Однако если среди исламского духовенства есть те, кто отказываются признавать следовать законам нашей страны, придерживаться традиционных для татарского народа форм ислама, хотят противопоставить мусульман российскому государству, то им необходимо оставить свой пост и уйти с должности.

Второй очень важной задачей, которую необходимо решить, является молодежная политика в сфере религии. Приходится сегодня признать, что последние годы ДУМ Татарстана с молодежью практически не работало.

И третье, что также нам, мусульманскому духовенству, необходимо начать делать, это начать работу с нашей интеллигенцией, будь то научной или творческой. Пока же ДУМ Татарстана практически не работало с академическими и вузовскими кругами. Необходимо привлекать светских экспертов в области этнорелигиозных исследований. Мое искреннее желание - начать плодотворное сотрудничество с Казанским федеральным университетом, другими вузами, Академией наук Татарстана, Всемирным конгрессом татар и др. Не только мы будем приглашать интеллигенцию к работе в религиозной сфере, но мы также хотим, чтобы и нас, татарское духовенство, приглашали к участию в научной и творческой жизни общества.

ИА REGNUM: Не так давно появился блог Илдуса Фаизова в Живом Журнале. Вы его сами ведете?

Да, сам. В этом нет ничего сложного.

ИА REGNUM: В новейшей истории ислама в Поволжье навсегда останутся недавние события в Нурлатском районе Татарстана, когда силами МВД и ОМОНа была ликвидирована вооруженная банда боевиков. Эксперты сразу обратили внимание на параллели с Северным Кавказом...

Да, многие простые мусульмане в Татарстане после нурлатских событий оказались в растерянности. Они не могли различить, где традиционный для татар ислам, а где откровенный экстремизм. Свою печальную лепту внесли и те средства массовой информации, в том числе и татароязычные, которые тут же стали сообщать о боевиках как о "невиновных", а сотрудников правоохранительных органов стали называть "убийцами".

Теперь давайте посмотрим на ситуацию шире. Центр России - Поволжье - очень выгодный с геополитической точки зрения регион. И сейчас в нем пытаются разжечь костер экстремизма. В России живет около 5,5 млн татар, и если, как рассуждают зарубежные спонсоры фундаментализма, распространить среди них радикальные учения, то татарский народ можно будет настроить против российского государства. Ссылки на национальный менталитет – «мол, татары народ более мягкий и спокойный» - не всегда убедительны: татар можно «раскачать», и тогда ситуация будет похуже северокавказской.

ИА REGNUM: В условиях урбанизации татар, отхода от корней все чаще слышны голоса о необходимости открытия мечетей с проповедями на русском языке. Что делать в такой ситуации?

В некоторых мечетях Татарстана уже используется русский язык как язык проповеди. Но при наших мечетях и в Российском исламском университете открыты курсы по изучению татарского языка. Причем, бесплатные. Мы очень хотели бы, чтобы татары, особенно молодежь, изучала и знала свой национальный язык. Однако понимаем, что не вся татарская молодежь талантлива и готова приложить усилия, чтобы изучать свой национальный язык. И тогда допустимо наличие в некоторых мечетях русскоязычной проповеди или же проведение проповеди на двух языках.

Следует отметить, что тут мы уже обнаружили тревожную картину. То, что проповедуется на русском языке, не соответствует тому, что проповедуется на татарском языке. Более того, русскоязычные проповедники крайне агрессивно ведут свои проповеди. Стоит также обратить внимание, что не случайно в популярной социальной сети "в контакте" салафитские группы поголовно - русскоязычные. Татарский язык они редко используют. Получаются, что салафиты русифицируют татар.

ИА REGNUM: Не секрет, что в Татарстане до сих пор есть арабские проповедники, которые проповедуют с минбаров мечетей в духе "чистого ислама". При этом какой-либо реакции руководства ДУМ до последнего времени не было видно...

Если человек решил проповедовать, то он должен относиться к конкретной общине и иметь разрешение на ведение проповеди. При этом он также обязан проходить регулярное повышение квалификации как религиозный деятель. В Татарстане, к сожалению, сложилась ситуация, когда какой-нибудь человек, работающий то продавцом урюка на базаре, то врачом в больнице, в свободное от работы время получает трибуну в какой-нибудь мечети, где начинает вести свою проповедь. Многие из этих арабских проповедников очень хорошие ораторы, которые очень эмоционально выступают.

Это производит определенный эффект на слушателей. Но подобная практика участия проповедников-гастролеров, которые сегодня выступают в одной мечети, завтра в другой (при этом с ними перемещается группа их постоянных слушателей) только наносит вред репутации тех имамов, которые допускают в подведомственные им мечети этих миссионеров. Получается, что имам этой мечети не в состоянии сам выступить с проповедью так, чтобы его внимательно и с интересом слушали его же прихожане.

Позволяя заезжему проповеднику выступать с минбара своей мечети, имам фактически демонстрирует свой непрофессионализм. Нас удивляет готовность некоторых представителей духовенства забыть про свой авторитет и превратить мечети в трибуны для заезжих ораторов. Имам мечети должен постоянно сам вести проповедь, должен работать с приходом. А получается такая картина, что люди приходят послушать лекцию гастролера.

Каждый должен работать на своей должности: торговец должен торговать, врач должен лечить, а имам проповедовать. Представьте себе, что будет, если имам пойдет делать операции в больницы?! Кроме того, не должно быть раскола в мечети, когда имам идет по одному пути, муэдзин по-другому, актив мечети следует третьему. В результате прихожане кочуют по мечетям, разыскивая, где проповедник получше. В итоге структура традиционной татарской махалли разрушается.

К сожалению, сегодня приходится констатировать отсутствие контроля мечетей со стороны ДУМ Татарстана. В результате мы зачастую не знаем, что в тех или иных мечетях проповедуют.

ИА REGNUM: Но салафитский ислам сегодня есть не только в мечетях - в ряде религиозных учебных заведений Татарстана учащимся преподают именно эту версию. Это заботит ДУМ РТ?

Все мусульманские учебные заведения в Татарстане работают на законных основаниях. И когда к ним с проверкой приходят из Министерства образования, то претензией в плане наличия соответствующих разрешительных документов не имеется. И все мусульманские средние учебные заведения формально подчиняются ДУМ Татарстана. Однако в условиях существовавшего отсутствия переаттестации и повышения квалификации преподавателей мы могли только догадываться, что преподается в некоторых медресе.

Некоторые из салафитских преподавателей преподают шакирдам медресе совершенную ересь: например, рассказывают, что Аллах (слава Ему) выглядит как одноглазый циклоп, сидит на небе, имеет две руки, причем обе правые, у него есть одна нога, он имеет желудок. Именно это можно встретить в трудах и Абдуллы ибн База, Мухаммада ибн Салиха аль-Усеймина, и Салиха ибн Фаузана, и Насыруддина аль-Альбани - известных салафитских проповедников, чье творчество активно переводится на русский язык. Салафиты коранический текст понимают абсолютно буквально, что и приводит к подобным рассуждениям. Но в Коране много метафор, аллегорий, смыслов, что говорит о том, что весь текст нельзя понимать дословно.

Поэтому для мусульманской уммы Татарстана сегодня остро стоит вопрос о повышении уровня образования, а для духовенства - повышения квалификации. Недостаточно, если имам, к примеру, лет пятнадцать назад отучился в медресе и больше ни разу не проходил переаттестацию.

Ужасно, что в некоторых наших медресе учащиеся не читают дореволюционные книги татарских богословов. Печально наблюдать, когда труды зарубежных салафитских шейхов татарская молодежь знает лучше, чем духовное наследие своего народа. Для многих молодых религиозных татар Абу-н-Наср Курсави (1776-1812), Шигабуддин Марджани (1818-1889), Муса Бигиев (1873-1949) и Зыя Камали (1873-1942) - ничего не значащие имена. А ведь это наши богословы, ничем по степени образованности и масштабам трудов не уступающие, а в чем-то и превосходящие зарубежных теологов. Но татарское наследие во многих медресе просто не изучается.

ИА REGNUM: Сейчас в Саудовской Аравии обучаются 120 татар, которые в ближайшее время вернутся на родину. Что вы думаете о практике обучения в зарубежных мусульманских странах?

В условиях глобализации запрет на обучение в зарубежных мусульманских странах ввести не получится. Даже если это сделать, то люди будут пользоваться интернетом, который дает возможность читать, слушать и смотреть проповеди салафитских шейхов. Я за то, чтобы татарская молодежь, избравшая путь религиозного служения, базовое мусульманское образование обязательно вначале получала в России. После этого молодому выпускнику религиозного учебного заведения следует поработать некоторое время в мечети, и только потом можно отправляться в зарубежные учебные заведения.

Нельзя всех отучившихся за рубежом однозначно приравнивать к экстремистам. Это будет большой ошибкой, но в то же время без базового религиозного образования здесь, в России, отпускать учиться в иностранные мусульманские вузы нежелательно. Также стоит стараться посылать учиться нашу молодежь в те страны, где практикуется традиционный для татарского народа ислам ханафитского мазхаба, - в Сирию, Турцию, Египет.

В то же время я считаю, что и обучающуюся там молодежь стоит контролировать. Многие, уехав по туристическим визам, попадали потом к Ринату Абу Мухаммаду Казахстани (настоящее имя - Ринат Зайнуллин, выходец из Казахстана. - прим. ИА REGNUM), салафитскому проповеднику из Казахстана, который осел в Каире в 1990-е годы. Он выискивал в мечетях египетской столицы студентов из СНГ и среди них вел свои проповеди. В результате студенты, которые приехали учиться в мусульманские университеты Египта, больше времени проводили с такими миссионерами, как Ринат Абу Мухаммад Казахстани, чем в лекционных аудиториях.

В условиях отсутствия контроля за российскими студентами во время их обучения в зарубежных странах мы можем получить в результате такую картину, когда, отучившись в очень даже приличном иностранном мусульманском вузе, наши соотечественники возвращаются убежденными фундаменталистами просто потому, что больше времени проводили на проповедях миссионеров в общежитиях и кафе, чем в самом университете.

Самое опасное, когда учиться за рубеж едет вчерашний школьник. Он, не имея базового мусульманского образования, основанного на традиционных для наших мусульман ценностях, попадает под влияние адептов так называемого "чистого ислама". А потом российские мусульмане учатся там по 5-10 лет, находясь в отрыве от Родины. Естественно, что многие из них воспринимают только зарубежную традицию. К тому же обязательно должны у любого имама быть и светские знания. Одного религиозного образования без светских дисциплин недостаточно для того, чтобы быть духовным лицом.

ИА REGNUM: В Казахстане и Китае, например, прежде чем занять должность имама в мечети, кандидаты обязательно должны сдать соответствующий экзамен, подтверждающий их квалификацию и определяющий приверженность к мазхабу. Будет ли что-то подобное в Татарстане?

До революции у татар была такая система. И очень хорошо работала и зарекомендовала себя. Тот же Марджани прежде, чем стать имамом, проходил такой же экзамен. Когда в Татарстане после 1991 года началось бурное строительство мечетей, встал вопрос заполнения их имамами. Тогда был принцип: есть мечеть - в ней должен быть имам. А его убеждениями мало кто интересовался. Тогда многие салафиты постарались занять эти должности, чтобы обрести административный статус. Сейчас назрел вопрос относительно качества кадров мусульманского духовенства.

ИА REGNUM: На очередном пленуме ДУМ Татарстана должно произойти выдвижение кандидатов на пост муфтия Татарстана. Планируете ли Вы выдвигать себя на эту должность?

Если пленум предложит мою кандидатуру на пост муфтия Татарстана, то я буду рассматривать такую возможность.

Справка ИА REGNUM. Илдус (вариант произношения - Ильдус) Фаизов родился 29 января 1963 года в селе Большие Тарханы Тетюшского района ТАССР. После службы в Советской Армии закончил Казанское театральное училище и поступил в Казанский татарский драматический театр им. К. Тинчурина. В 1998 оставил актерскую карьеру и поступил на учебу в Казанское медресе имени "1000-летия принятия ислама". С 1999 по 2010 год был заведующим отделом дагвата (пропаганды и информации) ДУМ РТ. С 2002 года и по настоящее время - имам-хатыб казанской мечети «Болгар». С 2010 года назначен на должность первого заместителя муфтия Татарстана.




Другие новости раздела:

Рабочая встреча главы администрации Автозаводского района Александра Нагина с полномочным представителем председателя Духовного управления мусульман РФ в Приволжском федеральном округе, управляющим делами Духовного управления мусульман Нижегородской ...
Верховный муфтий Иерусалима шейх Мухаммад Хусейн и исламский совет города ВАКФ заявили об урегулировании ситуации вокруг Храмовой горы и разрешили верующим там молиться. ...
Давно закрытую по суду. Администрация Екатеринбурга собирается изъять для строительства трамвайной ветки "Екатеринбург-Верхняя Пышма" крупный кусок промзоны и частного сектора в границах улицы Чуцкаева и проспекта Космонавтов. Строения, расположенные на ...
По итогам референдума в Квебеке мусульманской общине отказано в праве на открытие собственного кладбища. Стрельба в местной мечети, в ходе которой погибло шесть мусульман, не стала аргументом для участников голосования – в итоге пять жертв пришлось ...

Популярное

Давно закрытую по суду. Администрация Екатеринбурга собирается изъять для строительства трамвайной ветки "Екатеринбург-Верхняя Пышма" крупный кусок промзоны и частного сектора в границах улицы Чуцкаева и проспекта Космонавтов. Строения, расположенные на ...
По итогам референдума в Квебеке мусульманской общине отказано в праве на открытие собственного кладбища. Стрельба в местной мечети, в ходе которой погибло шесть мусульман, не стала аргументом для участников голосования – в итоге пять жертв пришлось ...