Новости Ислама
Версия для печати

Революция в Египте: новый фараон против призрака Тахрира


  11.01.2013    |   РосБизнесКонсалтинг

В начале декабря 2012г. в числе главных новостей вновь, как и полтора года назад, оказались события в Египте. В Интернете и на телевидении замелькали пугающие слова: исламисты у власти, возвращение диктатуры, новая революция, особенно страшный для

В начале декабря 2012г. в числе главных новостей вновь, как и полтора года назад, оказались события в Египте. В Интернете и на телевидении замелькали пугающие слова: исламисты у власти, возвращение диктатуры, новая революция, особенно страшный для российского туриста шариат. Но действительно ли ситуация настолько тревожная, как кажется на первый взгляд?

Безусловно, происходящие в Египте события представляют большую важность. Силы, вышедшие на политическую арену после свержения президента Хосни Мубарака в феврале 2011г., продолжают пробовать друг друга на прочность. От исхода их противостояния может зависеть судьба не только самого Египта, но и других стран региона, ведь именно Египет считается головой арабского мира, законодателем политической моды в регионе. Однако, чтобы понять перспективы развития ситуации, надо попытаться разобраться, что скрывается за броскими ярлыками.

Революция в опасности

Пожалуй, главная причина сегодняшних проблем Египта кроется в особенностях февральской революции 2011г., когда под давлением собравшихся на площади Тахрир был вынужден уйти в отставку президент Х.Мубарак. Победу на Тахрире одержали египетские либералы, большинство сторонников которых составляют относительно образованные и благополучные жители крупнейших городов страны, недовольные отсутствием политических свобод и высоким уровнем безработицы.

Однако в результате формирования новых органов власти у руля оказалась исламистская партия "Братья-мусульмане". Теперь либералы обвиняют исламистов в попытке узурпировать плоды революции, вновь расширить полномочия президента и вернуться к диктатуре. Проект новой конституции, в поддержку которой в ходе завершившегося 22 декабря референдума высказалось большинство египтян, вполне позволяет им это сделать. Сами "Братья-мусульмане" утверждают, что пока исполнительная власть не может сделать и шага без разрешения со стороны того или иного контролирующего органа, серьезные экономические реформы, столь необходимые Египту, провести не удастся.

Впрочем, у египетских исламистов есть что на это возразить. "Братья-мусульмане" боролись против авторитарных светских правителей еще со времен королей в первой половине XXв. Х.Мубарак стал последним в их ряду. Члены движения подвергались преследованиям и пыткам, сидели в тюрьме, а порой выступали против правительства с оружием в руках. В результате именно их при Х.Мубараке считали наиболее опасными противниками режима.

Кроме того, либералы часто забывают, что решающим поворотом в ходе революции стало вмешательство армии. Недовольные планами президента привести к власти своего сына Гамаля Мубарака военные "посоветовали" ему уйти мирно. Если бы не это, стояние оппозиции на Тахрире могло бы закончиться ничем. С точки зрения "Братьев-мусульман", им, профессиональным революционерам, не жалевшим жизни ради Египта, теперь предлагают отдать власть баловням судьбы, оказавшимся в нужном месте в нужное время.

К тому же, независимо от их роли в египетской революции, "Братья-мусульмане" пользуются поддержкой основной части населения уже в новом Египте. Им досталось большинство мест в обеих палатах парламента, конституционной ассамблее, занимающейся разработкой нового основного закона страны, и президентский пост. В ходе референдума о новой конституции в первом туре голосования предложенный ими проект поддержали около 60% пришедших на избирательные участки, во втором - более 70% (хотя явка в обоих случаях была невысокой - около 30%).

Либералы опасаются, что исламисты пытаются взять контроль над демократическими институтами только для того, чтобы затем их отменить. Ответом на действия исламистского президента Мухаммеда Мурси стали массовые протесты и столкновения с полицией. Впрочем, с ними власти успешно справляются.

Сейчас ситуация остается в значительной степени неопределенной, но, пожалуй, именно М.Мурси вышел из очередного раунда борьбы победителем. Он был вынужден отказаться от обнародованной в конце ноября декларации, которая отбирала у судейского корпуса полномочия контролировать президента, однако новая конституция все равно значительно расширяет власть главы государства. Военные не поддержали противников нового президента, как это случилось полтора года назад с его предшественником.

Итоги референдума свидетельствуют о поддержке президента и "Братьев-мусульман" проголосовавшими египтянами. А кто-то из сторонников "Братьев-мусульман" выражал свою позицию не на избирательных участках, а в уличных боях с демонстрантами. Такое ополчение, сформированное в основном из деревенской молодежи, в дальнейшем может стать важным козырем в политической игре. В результате, получив такой вотум доверия, М.Мурси может продолжить восхождение на трон фараона. Оппозиции остается только обвинять победителей в массовых нарушениях и призывать к перевыборам.

Опиум для народа

Поддержка жителями страны исламистов сюрпризом не стала. По итогам последних парламентских выборов при Х.Мубараке, к участию в которых была допущена оппозиция, сторонники "Братьев-мусульман" заняли 88 мест, тогда как члены остальных оппозиционных групп - всего 33. Большинство в парламенте ожидаемо досталось правительственной Национальной демократической партии, но уже тогда высказывались предположения, что эта победа основана лишь на административном ресурсе и махинациях с бюллетенями.

Почему исламисты пользуются такой поддержкой? Главная причина, пожалуй, заключается в разочаровании египетского общества в модернизационных моделях развития. Первый президент, Насер, выбрал социализм, второй президент, Садат (а за ним и Мубарак), - капитализм. В итоге к началу 2011г. почти 20 лет Египет жил в режиме чрезвычайного положения, а около половины населения получала "дотационный хлеб" - по карточкам, зато по цене, которая была ниже рыночной. Весной 2008г. после скачка цен на продовольствие по сельским районам прокатились голодные бунты. Именно эти селяне теперь являются наиболее последовательными сторонниками "Братьев".

При этом ни один из светских президентов Египта не ставил своей целью установление диктатуры: ограничения вводились только по необходимости и на время. Либералы не смогли заставить население Египта поверить, что на этот раз получится иначе. Политический ислам не предлагает каких-то особенных решений, за исключением призывов следовать религиозным заповедям. Однако его сторонники еще не находились у власти и не дискредитировали себя. К тому же в глазах значительной части населения они действуют не по заветам безбожников-коммунистов или развратного Запада, а в соответствии с исконными устоями египетского общества.

Курорты под тенью Корана

Однако политические прогнозы, борьба и взаимодействие политических сил для россиян представляют ограниченный интерес. Гораздо актуальнее такой вопрос: как скажется приход исламистов к власти на египетских курортах? Ведь в новом проекте конституции, одобренном конституционной ассамблеей и получившем поддержку египтян в первом туре референдума, говорится о том, что главным источником закона в стране станет шариат. В России это слово зачастую наводит на мысли о раздельных пляжах, закрытых платьях, избивании камнями неверных жен и бородачах с автоматами.

Однако пугаться не стоит. Прежде всего, туризм является важнейшим элементом египетской экономики. Резать курицу, которая несет золотые яйца, стали бы, пожалуй, лишь наиболее ярые исламисты, а таких сейчас в Египте практически нет.

В то же время в светском Египте Мубарака шариат также считался основным источником права, что было закреплено и в конституции. Шариат является источником законодательства в Саудовской Аравии и других монархиях Персидского залива, на его основе построены конституции Афганистана и Пакистана (хотя сам термин не упоминается: в конституциях этих стран сказано, что любой закон не должен противоречить установлениям ислама). Использование норм шариата для разрешения незначительных споров, прежде всего, внутри семьи, допускается даже в таких странах, как Великобритания и Израиль. Таким образом, само по себе упоминание о приверженности шариату не означает возвращения к повседневной жизни времен пророка Мухаммеда: все зависит от того, как и в какой степени правительство намерено проводить эти нормы в жизнь.

Таким образом, главный вопрос: в какой степени нынешние "Братья-мусульмане" являются сторонниками радикального ислама? Сами они заявляют о своей умеренности, о том же, кажется, свидетельствует и их готовность принять нормы демократии. Однако стоит заметить, что за свою почти вековую историю это движение пережило множество трансформаций, то пытаясь бороться за власть мирным путем, то возвращаясь к военным средствам. В России движение запрещено: его представители в годы первой чеченской войны оказывали поддержку сепаратистам. Внутри движение тоже неоднородно: кто-то готов идти дальше на уступки демократии, кто-то считает, что их было уже слишком много.

К тому же в разработке концепции политического ислама и вооруженной борьбы за воссоздание исламского государства на земле значительная заслуга принадлежит именно "Братьям-мусульманам". Написавший в египетской тюрьме свой основной труд "В тени Корана" Саид Кутуб стал Марксом мусульманского мира, сформулировав концепцию борьбы против двух врагов - внутреннего (у себя дома) и внешнего (за его пределами). Выходец из рядов "Братьев" - Айман Завахири, долгое время являвшийся вторым человеком в "Аль-Кайеде" после Усамы бен Ладена. После его смерти Завахири фактически возглавил эту организацию. "Братья-мусульмане" понимают, что будущее определяют не бородачи с "калашами", а идеи. Именно поэтому их приход к власти в Египте может иметь гораздо более серьезные последствия для всего мира, чем недолговечные ваххабитские "эмираты" в Афганистане и Чечне в конце 1990-х гг.

Но даже в случае начала политики исламизации Египта с большой долей вероятности курорты она не затронет. Основные места отдыха и так отделены от центров общественной и политической жизни страны сотнями километров пустыни. Важную роль играет и языковой барьер. При желании "Братья-мусульмане" могут успешно совмещать строительство исламского государства "для своих" и туристического рая для иностранцев. Так что, даже если в Каире восторжествует шариат, с большой долей вероятности на побережье Красного моря все останется по-прежнему.

Впрочем, неприятности могут быть вызваны не только излишним усердием в строительстве исламского государства в Египте, но и чрезмерным увлечением светской демократией. Экстремистские движения в результате могут объявить "Братьев" отступниками и предателями, утратившими чистоту веры. Из-за сохраняющейся в стране нестабильности работа экстремистов стала значительно легче, тем более что даже при Х.Мубараке силовым структурам удалось лишь серьезно ослабить радикалов, но не уничтожить их полностью. За прошедшие с перемирия 1997г. годы террористам удалось дважды нанести серьезные удары по курортам (в 2005г. в Шарм-эш-Шейхе и в 2006г. в Дахабе), однако их жертвами стали преимущественно египтяне. О росте экстремизма могут свидетельствовать столкновения в августе 2012г. на Синае. Тогда для уничтожения террористических группировок понадобилась полномасштабная военная операция. Вполне возможно, ее придется повторить в ближайшем будущем: демилитаризованный по договору с Израилем, малолюдный полуостров является слишком удобным местом для лагерей террористов. Пока их активность работе курортов не мешает.

Наполеон в стране пирамид

Темной лошадкой в сегодняшнем Египте является президент М.Мурси. До революции он был практически неизвестным, в том числе и в Египте, партийным функционером "Братьев-мусульман". Тем ярче стал его взлет в минувшем году.

М.Мурси не был даже первым выбором "Братьев" в качестве кандидата на пост главы государства. Его предшественник был снят с выборов по причине судимости за политическую деятельность при Х.Мубараке. При этом на победу "Братья-мусульмане" особенно не рассчитывали. Ранее они завоевали большинство в обеих палатах парламента. Сделать это им удалось благодаря тому, что военные, которым фактически принадлежала власть в Египте после свержения Х.Мубарака, позволили не только провести конституционный референдум, но и парламентские выборы. Казалось, что после этого вполне логичным будет, если президентский пост достанется именно военным, тем более что по новой конституции глава государства лишался большинства своих полномочий.

Однако за месяц президентских выборов компромисс был нарушен: Верховный конституционный суд при поддержке военных распустил нижнюю палату парламента, контролируемую исламистами. Ставки выросли: после второго тура выборов 17 июня 2012г., в котором М.Мурси сошелся с кандидатом от военных Ахмедом Шафиком, оба объявили о своей победе. Однако тогда улицы не вышли на поддержку А.Шафика, и через несколько дней он признал свое поражение. Впрочем, военным удалось провести очередную поправку к конституции, которая предоставляла Высшему совету Вооруженных сил контролировать процесс разработки конституции (второй после революции) и полностью избавляла их от контроля со стороны любых гражданских властей.

Тем удивительнее стали августовские события, которые некоторые противники М.Мурси назвали "государственным переворотом": президентским указом он лишил Высший совет Вооруженных сил практических всех полномочий и отправил в отставку главу совета, популярного в армии генерала Мухаммеда Хусейна Тантави. Опять же и военные, решившие судьбу Х.Мубарака, и улицы, инициировавшие революцию, промолчали. До сих остается непонятным, почему президенту удалось так легко отстранить от власти военных. М.Мурси нечего было предложить им за уход в тень, и даже с ополчением своих сторонников-исламистов справиться с армией президент бы не смог.

Возможно, именно этот успех вдохновил М.Мурси нанести удар по судьям, которые единственные теперь могли ограничить действия президента, а заодно переписать в свою пользу конституцию. Однако до этого ему предстояло совершить еще один подвиг, равного которому для египтян практически нет, - победить Израиль. Совместные усилия М.Мурси и госсекретаря США Хиллари Клинтон смогли предотвратить наземное вторжение израильской армии в сектор Газа. В Европе и США, как и в России, говорили о победе мира и здравого смысла, в арабских странах - о своей победе. Именно в этот момент триумфа президент объявил об ограничении судейских полномочий, а на следующий день конституционная ассамблея утвердила проект новой конституции в ходе беспрецедентного ночного заседания. Лишь теперь, когда М.Мурси практически вернул себе прежние полномочия Х.Мубарака, он столкнулся с серьезной оппозицией. Возможно, он добился меньшего, чем то, на что рассчитывал, но, похоже, в итоге все равно вышел победителем.

Даже в уходе ряда сотрудников администрации главы государства, а также вице-президента Махмуда Мекки для М.Мурси могут оказаться свои плюсы. В начале своей работы в качестве компромиссного президента ему пришлось взять в число помощников сторонников различных направлений развития Египта (в ходе президентской кампании он даже обещал назначить на посты вице-президентов женщину и христианина-копта, но слово не сдержал). Так, М.Мекки представлял судейский корпус. Теперь же Мурси может консолидировать свой аппарат. Тот же пост вице-президента он обещал вообще упразднить.

Разумеется, своими успехами М.Мурси в значительной степени обязан "Братьям". Но успех в урегулировании кризиса в Газе, который стал личным достижением президента, позволяет считать, что нынешний глава государства - не просто марионетка в руках лидеров движения, предпочитающих оставаться в тени. Возможно, уже ближайшие месяцы покажут, станет ли он Наполеоном египетской революции.

История египетской революции далека от завершения. Прошедший год стал триумфом "Братьев-мусульман", которые сумели удержаться у власти и оттеснить на задний план военных. Однако политическая ситуация в Египте все еще представляет гремучую смесь из прозападных либералов, идейных исламистов и набирающего силу фараона. Нынешний кризис вряд ли доведет ее до кипения. Однако нет сомнений, что он - не последний.

В нынешней ситуации в Египте ни одна из сторон не хочет эскалации конфликта и скатывания к насилию. Но за полтора года революции принимается уже вторая конституция, а государственное устройство успело измениться от президентской республики к парламентской и обратно. Угрозу установления военной диктатуры сменила угроза диктатуры светской. Улицы не успокоились, и по египетской столице бродит призрак Тахрира. Не потерять контроль над ситуацией и избежать крайностей - это, пожалуй, главная задача для всех политических сил Египта в наступающем году.




Другие новости раздела:

Глава администрации Автозаводского района Александр Нагин примет участие в торжествах по случаю мусульманского праздника Курбан-байрам в Соборной мечети «Тауба» 1 сентября. Об этом сообщает управление по работе со СМИ администрации Нижнего Новгорода. ...
Дата и время мероприятия: 29 августа, 11:00 ... ...
В мечетях Казани праздничный намаз на Курбан-байрам начнется с проповеди в 4.30 утра. Общественный транспорт, останавливающийся возле мечетей, заработает в этот день с 3.30 утра. ...
В СМИ появилась информация, что День знаний в нескольких московских школах планируется перенести на более позднюю дату из-за совпадения с празднованием мусульманами Курбан-байрама, который в 2017 году выпадает на 1 сентября. Речь шла о школах Мещанского ...