Новости Ислама
Версия для печати

Тюремная исламизация. Можно ли за решёткой встретить Аллаха?


  23.09.2013    |   Islam-news

В последнее время заговорили о таком явлении, как «тюремная исламизация».Причём, СМИ подхватывают прежде всего заявления, где звучит устрашающая нота: мол, среди заключённых в российских застенках растёт число приверженцев «воинственного джихадизма» и ...

Угрозы и достоинства изучения Ислама в тюрьме

23 сентября 2013, 17:42

Джаннат Сергей Маркус



В последнее время заговорили о таком явлении, как «тюремная исламизация». Причём, СМИ подхватывают прежде всего заявления, где звучит устрашающая нота: мол, среди заключённых в российских застенках растёт число приверженцев «воинственного джихадизма» и прямо из-за решётки чуть ли не целые отряды отправляются в горячие точки планеты как боевики. Обсудить эту тему мы предложили человеку, знатоку мира заключённых от Москвы, Казани до Кызыла – исламскому культурологу Джаннату Сергею Маркусу, в советском прошлом получившему срок за веру в Бога и не понаслышке знакомому с проблемой духовного поиска в тюрьмах.


– Что же происходит ныне в тюрьмах России среди мусульман и тех, кто именно там становится на путь веры?

– В целом картину, конечно же, знает лишь Всевышний. А часть СМИ с азартом подхватывает некоторые суждения МВД и раздувают медийное пламя, превращая сложную многоцветную картину жизни в карикатуру. Но во имя чего? Тут стоит спокойно во всём разобраться.

Никто, конечно же, не станет спорить (ни мусульмане, ни госслужащие, включая силовиков), что нет ничего плохого в приобщении людей к духовным ценностям, особенно когда это происходит в местах лишения свободы. Как известно, зачастую туда попадают люди, которые именно из-за недостатка духовности совершили преступные деяния. Всегда есть и некий процент невинно осуждённых. Интерес, а у кого-то и практическое обращение к Исламу – столь же естественный процесс, как и обращение к иным формам религии. Демократизация с 1990-ых годов привела к тому, что все религии ныне могут работать с людьми, оказавшимися в заключении. И это само по себе – великое благо и огромное достижения для всех нас.

Когда я работал на государственном «Радио России» в программе «Саут уль-Ислам – Голос Ислама», был поражён итогами проведённого нами в конце 1990-ых годов всероссийского конкурса «Что мы знаем о правах детей в Исламе?» Первое место выиграло письмо, подписанное… группой заключённых из Казани. Мы сначала не поверили в такое – и я отправился в командировку в знаменитую казанскую тюрьму № 1, известную ещё со времён Максима Горького. Оказалось, что правильные, полные и содержательные ответы были написаны, действительно, не одним человеком, а джамаатом, который там сформировался. Люди собирались регулярно на намаз, учили арабский, их опекал местный бабай, очень благочестивый, но вот исламские знания им передавал приходящий молодой имам, специально назначенный от ДУМ Татарстана.

Ещё нюанс – слушать наши передачи стал парень-татарин, осуждённый на 10 лет за убийство чеченца в тот год, когда у него родился сын. Осуждённый невинно, он не пал духом, углубился в молитву и религиозное чтение – именно он стал заводилой и призвал собратьев поработать над ответами нашего конкурса. К слову сказать, чуть позднее ему удалось обжаловать приговор и он вышел на свободу. Хвала Аллаху! – это удивительная судьба, удивительный пример.

А ещё позднее руководство смогло выделить помещение для мечети (ранее были только помещение для храма православных и молитвенный зал для протестантов). Работники МВД Татарстана увидели реальную пользу такой работы и поддержали её.

Здесь, как в капле воды, виден океан проблем, связанных с темой «Ислам в тюрьме». Это и различные судьбы людей, и работа госслужащих, и работа мусульман-добровольцев и профессионалов с богословским образованием. Здесь очень много нюансов. Нельзя этот мир красить одной краской – всегда нужна «ручная настройка».

– Однако, пишут, что российские тюрьмы стали местом, где под видом духовности в неофита закладываются идеи радикализма, экстремизма и борьбы с кяфирским государством. Формируется резерв для пополнения боевиков как на территории нашей страны, так и искателей боевой романтики за рубежом.

– Повторю: реальную картину могут знать только специалисты, честно и беспристрастно ведущие мониторинг. И я не могу сказать, так ли это? Или же здесь раздувают из мухи слона, в интересах явно не государственных, и не ради исправления людей, не ради оздоровления гражданского общества?

Но обсуждение, конечно, попало в болевую точку. Уточним. Речь идёт о формировании внутри тюремного сообщества отношения к миру, где человек жил ранее, совершил преступление, а потом был осуждён. Он планирует туда вернуться и ему нужно сформировать своё, новое отношение (новое в силу пережитого личного опыта суда и заключения). Естественно, что в мусульманской среде обсуждается вопрос о государстве и обществе вообще, о соблюдении норм ислама и о государстве, которое против ислама – о кяфирском государстве.

Большинство попавших за решётку не были, скажем прямо, государственниками – а тут радикалами им предлагается определенная интерпретация целостного, всеобъемлющего вероучения… с критикой того самого общества и того самого государства, которые сделали их временно изгоями. Психологически ситуация острая и драматичная! В этот момент очень важно – кто и куда направит мысли и душу человека?

И что мы подчас наблюдаем?

Прямо скажем, деятельность некоторых нерадивых чиновников с каждым годом всё больше облегчает создание образа России, как… «кафирского государства». То организуют устрашительный рейд во время пятничного намаза в импровизированной мечети. То заявят, что мечетям не место в городе, где тысячи мусульман совершают намазы под дождём, сидя на холодном асфальте. То признают экстремистским перевод Корана или сборников хадисов в каком-нибудь периферийном суде... Негатива в социуме, увы, немало…

– Так что же получается: негатив суммируется и создаётся образ общества, характеристика государства? И от этого страдает образ России?

– Тут, оказывается, типовая ситуация для заключённых во многих странах. Немало исламофобских проявлений, несправедливостей против мусульман и в странах СНГ, в Европе и США, и – как ни покажется странным – в традиционно исламских странах.

Представьте себе психологический фон. Заключённые (в любой стране мира!) – очень восприимчивая аудитория. В тюрьмах у людей обостряются восприятие добра и зла. Этому способствуют их нынешнее бедственное положение за решёткой, часто бесперспективность и… уйма свободного времени, которая многими воспринимается как тягость. Вот на этом фоне потенциальным неофитам легко нарисовать перспективы новой жизни – прочертить новые ориентиры о светлом будущем, об идеалах джихада, подкреплённых чувством собственной значимости, деньгами и уготованным местом в Раю. Получается, что вдруг – вспышка света и надежды среди горькой и тягостной тьмы… Психологически это мощный, решительный и резко энергизирующий поворот в жизни. Только что чувствовал себя преступником, оскорблённым и униженным, ущемлённым – и вот теперь встал на путь героизма… Это невероятно окрыляет.

И к такой «миссионерской работе» в заключении нередко прибегают те, кто совсем недавно услышал об Исламе, и не успел получить полных знаний. Тут не важна богословская квалификация – работает не эффект реальных знаний, а психологический фон и жажда скорее найти простой выход из состояния отчаяния и униженности. Повторю специально: даже те заключённые, которые не имеют специальных миссионерских целей и реальных знаний о реальном Исламе, могут оказать значительное влияние на людей.

– О российских проблемах мы худо-бедно знаем. А что в странах Запада и Востока?

– С аналогичными проблемами сталкивается, конечно же, не только Россия. Их решением на протяжении долгого времени занимаются, например, в кувейтском центре «Аль-Васатыйя». Центр организовал профилактическую работу с заключёнными, её проводят квалифицированные имамы со знанием идей аль-Васатыйи (исламской умеренности и срединности), Корана и сунны Пророка.
В России существует своя специфика, которую необходимо учитывать при организации работы с заключёнными. Если у арабов идеологическая работа направлена на людей, осуждённых по экстремистским статьям, то у нас это должны быть и те, кто сидят «за бытовуху»: это все «этнические» мусульмане, а также те, кто принимает ислам в тюрьмах, ибо на них-то и направлена проповедь экстремистов, их-то и вербуют в боевики. Поэтому именно им важно услышать слово подлинного, классического Ислама, чуждого крайностей и радикализма.

В каждой стране, даже с исламским большинством населения, с принципами шариата, подтверждёнными в законодательстве, есть свои недостатки. Но вот как их интерпретировать? Как настроить человека относительно такого общества, такого государства? Тут важнейшая задача, корень которой в ИНТЕРПРЕТАЦИИ КОРАНА.

Представьте себе: в том же Кувейте отсиживают срока люди, взявшиеся бороться с оружием в руках против государства Кувейт, а что уж говорить про страны, где мусульмане – меньшинство, где ещё не отлажены гармоничные отношения?..

Вот так и получается, что в тюрьмах мира (и Россия здесь не исключение) идёт внутренняя идейная борьба.

– А ведь именно в Коране и сунне сосредоточены основные идеи срединности, умеренности и уважения к другим конфессиям. Более того – дана ясная программа, как вести себя мусульманам в странах, где они меньшинство, как жить согласно договорам…

– Вот именно! Вы высказываете позитивные знания, демонстрируя такое понимание Ислама, такую его ИНТЕРПРЕТАЦИЮ, которая позволяет веками нам жить в мире и дружелюбии, в добрососедстве. В частности, не было бы и России как великой державы Евразии – если б мусульмане не исповедовали коранической «умеренности» и не знали опыта практического исполнения «прямого пути». Говоря по-простому, все бы перебили друг друга ещё на заре Средневековья.

Но вот наши предки ведь не перебили же соседей! Выстроили общее пространство – в культуре, в государственности. А теперь идёт глобализация, вспышка новых противоречий, появилось немало сил, желающих сломать этот опыт, разрушить страну, внеся изнутри «огонь джихадизма». И лучше всего получается такая пропаганда среди безграмотных или полуграмотных. Среди социально ущемлённых.

Повторю – у нас немало проблем и явных ошибок со стороны и государственных, и мусульманских структур. Немудрено, что в такой социальной среде российские тюрьмы всё больше пополняются людьми радикальных взглядов, которые в силу религиозной пассионарности, готовы проповедовать несрединное, негармоничное понимание справедливости и Ислама.

Ведь, увы, нередко нашим заключённым о религии рассказывают не имамы с воли, получившие хорошее исламское образование, а товарищи-заключённые, некоторые из которых сидят за реальный бандитизм и терроризм, а некоторых «посадили, найдя гранату в валенке»... Люди обострённо переживают справедливость и несправедливость – вот тут и место для проповеди АДЛЬ – истинной справедливости во имя Аллаха. И тут место прежде всего для самоанализа каждого – быть может, несправедливость началась с меня, с моего неверного сердца и моих неверных поступков?...

– Так что же делать, чтобы естественное желание обрести справедливость, которое в тюрьме обострено, привести к позитиву и правде?

– Такая работа уже ведётся. Вначале я приводил опыт из «казанской первой». Есть ДУМы, есть общественные организации мусульман, которые стараются работать с заключёнными – от элементарной бытовой помощи до обустройства мечети и регулярной работы грамотных проповедников-имамов. Важна и последующая адаптация в общество – помощь в трудоустройстве и вхождение в здоровую среду нормального джамаата.

Но также важен и опыт Кувейта и других стран с аналогичными проблемами и опытом работы, о чём нам рассказывает доктор Али Вячеслав Полосин – необходимо это также использовать в России. Особенно значимыми будут те имамы, которые читают лекции и пятничные проповеди в тюрьмах в своих странах и которые бы согласились провести мастер-классы для российских мусульманских деятелей, а может быть даже и заняться практической работой в российских тюрьмах. Их опыт был бы неоценим для России.

Проблемы имеют общий характер, но в национальном конкретном воплощении. Нужна тонкая аналитика и беспристрастный мониторинг ситуации – а потом «ручная настройка» оздоровительно-просветительского, проповеднически-духовного характера. Тогда мы поможем людям выйти из испытаний тюрьмы более светлыми и чистыми (Аллаху всё возможно!).

Тогда будет польза и всему обществу, всему государству – ведь всем нужны не больные и преступные, а здоровые и добросердечные соседи.




Другие новости раздела:

Верховный муфтий Иерусалима шейх Мухаммад Хусейн и исламский совет города ВАКФ заявили об урегулировании ситуации вокруг Храмовой горы и разрешили верующим там молиться. ...
Давно закрытую по суду. Администрация Екатеринбурга собирается изъять для строительства трамвайной ветки "Екатеринбург-Верхняя Пышма" крупный кусок промзоны и частного сектора в границах улицы Чуцкаева и проспекта Космонавтов. Строения, расположенные на ...
По итогам референдума в Квебеке мусульманской общине отказано в праве на открытие собственного кладбища. Стрельба в местной мечети, в ходе которой погибло шесть мусульман, не стала аргументом для участников голосования – в итоге пять жертв пришлось ...
Дискуссия в мусульманском сообществе вокруг конфликта с муфтием Арсланом Садриевым в очередной раз подняла вопрос о допустимости новаторства в религии, о возможности и желательности приноровления религиозных воззрений к современным условиям. ...

Популярное

Дискуссия в мусульманском сообществе вокруг конфликта с муфтием Арсланом Садриевым в очередной раз подняла вопрос о допустимости новаторства в религии, о возможности и желательности приноровления религиозных воззрений к современным условиям. ...
Давно закрытую по суду. Администрация Екатеринбурга собирается изъять для строительства трамвайной ветки "Екатеринбург-Верхняя Пышма" крупный кусок промзоны и частного сектора в границах улицы Чуцкаева и проспекта Космонавтов. Строения, расположенные на ...