Новости
Версия для печати

116.ru: Гусман хазрат Исхаков: «Чем больше показывать, что мы нищие, тем больше нищими мы будем»


  22.09.2008  

19 сентября 2008

В самом разгаре священный для мусульман всего мира месяц Рамазан, время совершать малый хадж – умру. Только что вернувшийся из Мекки муфтий Татарстана Гусман хазрат Исхаков согласился поделиться с читателями 116.ru впечатлениями от поездки, а также размышлениями о дружбе России с арабскими странами, о необходимости вакуфа и о том, что нельзя прибедняться.

– Уважаемый Гусман хазрат, вы только что вернулись из Мекки. Как в этом году проходит малый хадж для наших паломников?

– Да, на днях я приехал из Саудовской Аравии, где совершал умру. Так получилось, что в этом году мне посчастливилось примерно каждые два с половиной месяца бывать в священной Мекке. Это были или конференция, или служебная поездка, или приглашение министра по делам религий. И я никогда не отказываюсь от поездки в эти священные места. Молитвы там принимаются тысячекратно, есть возможность задуматься и зарядиться той духовной энергией, которая там преобладает. Умра в месяц Рамазан имеет особый оттенок, ведь пророк, мир ему и благословение Всевышнего, сказал: «Тот, кто совершит умру в священный месяц Рамазан, по награде равносильно тому, что он совершил хадж со мной».

В последние десять дней Рамазана в Мекке бывает очень много народу. Удивительно, но в этом году уже в первые десять дней даже третий этаж священной мечети Аль-Харам в Мекке был наполовину заполнен. Я представляю, сколько народа будет в последние дни Рамазана. Причина, наверно, в том, что в этом году Рамазан в арабских странах объявили временем каникул для студентов. С каждым годом ужесточаются требования посольства Саудовской Аравии, с каждым годом уменьшается количество старых гостиниц, строятся новые. Все это приводит к удорожанию, однако, несмотря на все это, с каждым годом увеличивается количество людей, желающих посетить святые места.

Те люди, что совершают малый и большой хадж, по возвращении очень меняются. Иногда я своим друзьям советую, не то чтобы читать намаз, поститься и воздерживаться от запрещенного – они еще не готовы принять мои условия и просьбы – а совершить малый хадж. Образ жизни после поездки полностью меняется.

– А меняется ли возраст паломников? Они молодеют? Не секрет, что среди молодежи все сильнее религиозные тенденции. С чем это связано, на ваш взгляд?

– Ислам – не просто религия, которая принимается в мечетях и других молельных домах. Ислам – это образ жизни. Все, что запретил Всевышний, вредно как для отдельного человека, так и для общества в целом. Так же как и все, что разрешено – полезно. Сейчас нет никакой государственной идеологии. И умные, грамотные люди с высоким интеллектом хотят правды и ищут ее. Они знают, что везде действуют определенные законы – в юриспруденции ли, на производстве ли, в политике или экономике. И в этой жизни должны быть правила, законы, запреты и разрешенные вещи. И, в конце концов, этот порядок люди находят в религии. В Коране прописано все – взаимоотношения между супругами, родителями и детьми, соседями.

Я приведу один пример. Предпоследнюю поездку я совершил вместе с одним человеком, бизнесменом. Ему уже 55 лет. Я просто вынудил его поехать, потому что у него есть такая возможность, он постоянно посещает разные страны. Здесь, в России, я не мог найти 20 минут, чтобы спокойно с ним посидеть. А там за целую неделю мы обо всем с ним поговорили. Он задавал очень много вопросов, день и ночь читал, засиживался часами в мечети. В конце концов, он сказал: «Я нашел ответы на все вопросы, что ставил перед собой 55 лет». Самое главное в человеке – это правильные помыслы и намерения. Когда человек с искренней душой едет в священные места, он полностью меняется.

Я думаю, рост религиозности как раз происходит по той причине, что нормальная здравомыслящая молодежь ищет и находит. Во время Рамазана я часто езжу в разные мечети, и везде я вижу 80 процентов молодых людей. Их отцы и деды, которые еще даже не встали на намаз, жили в тяжелое время, когда трудно было получить религиозное образование. Наши дети и внуки чище, чем мы… Они не видели двуличия, их не обманывали. У них есть выбор, и они могут зайти в Интернет и получить любые ответы. Они и приходят к религии.

– То есть все дело в том, что в общественном сознании жителей нашей страны «маятник» качнулся в другую сторону после того, что называется советским периодом?

– Можно и так сказать… но в истории 60-70 лет – небольшая цифра. Чтобы изменить, и что еще хуже – испортить два-три поколения, нужно гораздо больше времени. Как сказал пророк, каждый ребенок рождается с естественной верой. Кто-то делает из этого ребенка иудея, кто-то христианина, кто-то мусульманина. Может эта вера и совсем затухнуть.

– Когда происходит массовый возврат к вере, у этого процесса есть, как мне кажется, и негативная сторона. Появилось много показного. В церкви приходят чиновники, это снимают на камеру, стало принято показывать молящегося президента России… тенденцию с энтузиазмом подхватил криминалитет. А много ли «показных» среди мусульман?

– В исламе очень трудно быть показным. Вы правы, в начале 90-ых был массовый возврат. Был бурный национально-религиозный всплеск. Сейчас его нет. То, что сегодня молодые люди выстаивают часами в вечерних молитвах – это не показное. Никто их не снимает на камеру… Да, был большой бум строительства мечетей, приходили люди в общественные центры, ратовали за суверенитет и за отделение от России. Прошло время. Сейчас многие мечети стоят пустые. Чтобы наполнить их людьми, нужны грамотные имамы. И это наша большая проблема.

– На днях принято решение создать при Академии наук Татарстана специальный центр, который займется изучением истории кряшен как отдельной народности. Как вы относитесь к этому, как лидер мусульман и как представитель татарской нации?

– У каждой нации есть право на самоопределение. Мы не можем влиять на тех кряшен, которые где-то доказали, что они не татары, или на Академию наук, которая где-то откопала документы о том, что они – отдельная народность. Хотят они доказать, что они не татары – пусть. Просто я, как этнический татарин, хотел бы, чтобы каждый татарин знал свою культуру, свой язык.

– Что вы думаете о перспективах возврата нацкомпонентов в школьную программу? Госсовет просит Госдуму пересмотреть этот вопрос.

– Я коротко скажу: если наши депутаты и интеллигенция, если все мы не будем требовать, действовать – это будет большой позор для нас, татар, у себя на родине.

– В одном из интервью вы сказали, что открытие постоянного представительства России при организации Исламская конференция пойдет на пользу мусульманам нашей страны и Татарстана, в частности. Поясните, каким именно образом?

– Я каждый месяц езжу в арабские страны и вижу, что любая африканская страна имеет своих представителей при организации. Россию, в целом, и Татарстан, в частности, с ними даже сопоставить невозможно, но у них есть постоянные представительства, а у нас нет. Сегодня Россия будет иметь наблюдателя при организации. Это правильный мудрый шаг наших руководителей. Двуглавый орел смотрит и на Запад, и на Восток. Это умеренная политика. Что сегодня творится в мире, мы знаем. Как ужесточилась Америка, как Европа пользуется двойными стандартами, в какое положение хотят поставить Россию… Бывшие советские республики – Узбекистан, Казахстан – «лежат душой» к нашей стране. И в арабских странах возлагают большие надежды на Россию. Они считают, что мир не должен быть однополярным. В этой связи они уделяют большое внимание России.

– Правильно ли я уловила вашу мысль о необходимости укрепления связи с арабскими странами в связи с нынешней ситуацией на мировой политической арене?

– Правильно. Все «холодные войны» происходят из-за недр, к сожалению. В руках у мусульманских стран очень много богатств. Жить в несогласии с мусульманскими странами никому не выгодно, жить в несогласии с Россией тоже. Мы никогда не враждовали. Политика Путина по отношению к арабским странам была мудрой, и, я надеюсь, Медведев пойдет по его пути.

– Депутаты Госсовета готовят законопроект о вакуфном имуществе. Честно говоря, вокруг этой темы очень много подводных камней. Хочется услышать из первых уст, зачем вообще нужно вводить эту форму собственности.

– Когда в Казани была одна мечеть, а в Татарстане их было всего 20, не было никаких проблем. Потому что люди приходили в эту мечеть, делали пожертвования. Был один имам и два сторожа в мечети, и никаких трудностей. А сейчас в Казани 52 мечети, а в Татарстане свыше 1300. И когда имам день и ночь посвящает приходу, у него большая семья, и он хочет, как и все остальные, ездить на машине, но закон гласит – религия отделена от государства, и нельзя выделять деньги из бюджета, что нам делать? Сегодня кто-то может дать добровольное пожертвование, но этих денег недостаточно даже для коммунальных нужд. Сами знаете, какие налоги на землю, сколько составляют коммунальные оплаты за газ, воду.

Вакуф придумали не мы, а наши деды и прадеды, придумали благотворители, которые жертвовали деньги на строительство дома для имама, лавки, где имам продает книги. Ничего противозаконного тут нет! Если где-то в Казани имамы построили магазин, доходы с которого идут на строительство мечети, что в этом такого? У Русской православной церкви это уже поставлено, в Москве и в других больших городах уже давно произошло отчуждение имущества в пользу церкви. Весь мусульманский мир давно так живет… Но над этим механизмом, конечно, надо работать. А бояться этого не надо.

– Что имеется в виду, когда говорят, что вакуф нужен для прозрачности движения денег?

– В течение пяти-семи лет я ездил в арабские страны, и если честно, ходил с протянутой рукой. Это же унизительно, это стыдно. Но я ходил и просил не лично себе, а для университета, строительства мечети, для прихода. Сегодня, хвала Всевышнему, начинают появляться молодые банкиры, строители, бизнесмены, которые говорят: «Я хочу сделать пожертвование». Прозрачность? Все зависит от богобоязненности. Нужно во главе организации вакуфов поставить человека набожного и вероубежденного, и тот человек своим примером должен доказать, что внесенные деньги удваиваются, утраиваются и несут пользу.

– Значит, когда говорят, что Духовное управление купается в роскоши, это сплетни?

– Духовное управление богато только потому, что мы не хотим показать себя нищими. Чем больше показывать, что мы нищие, тем больше нищими мы будем. Когда в 1998-м году я начинал работать, у нас не было ни стола, ни компьютера, ни машины, даже здания своего не было. Сейчас, слава Всевышнему, все есть. Надо просто положиться на него, а он уж знает, через кого помочь. Хочу поблагодарить президента Татарстана, который вовремя помог провести объединительный съезд, не дал расползтись всяким смутным элементам, сектантам. Именно в единстве есть сила, сколько бы денег не было.

– Инициативная группа мусульман Санкт-Петербурга недавно обратилась к президенту России с просьбой создать для мусульман специальную государственную награду, поскольку крест носить исповедующему ислам не совсем удобно. Вы поддерживаете их?

– Когда была позиция татарстанских женщин насчет фотографии в паспорте, я был стопроцентно согласен. Можно этот вопрос обсуждать до бесконечности. Но если инициативная группа выдвинула такое предложение, то оно, на мой взгляд, должно обрести форму закона.

– В Казанской духовной семинарии появился новый предмет – старшекурсники будут изучать ислам. Уместно ли было бы предпринять ответный шаг?

– Коран вмещает в себя все. Евангелие, Библию, Тору. Мы говорим Ибрахим – подразумеваем Авраам. Говорим Муса – подразумеваем Моисей. Все эти пророки есть в Коране. Про Иисуса Христа и Марьям – так мы называем Деву Марию – в Коране есть отдельные суры и аяты. Я думаю, что вопрос об изучении христианства должны решить ректора наших учебных заведений. Лично мое мнение: тот человек, который читает Коран в правильном переводе, достаточно много знает об истории христианства.

Лилия АХМАДЕЕВА, специально для 116.ru




Другие новости раздела:

Вчера последовало первое неанонимное и официальное опровержение сообщений ряда западных СМИ о «запрете» ислама в Анголе. Об этом сообщает, со ссылкой на информационные агентства. «В Анголе не ведется войны против ислама. ...
Российские власти реализуют трехуровневую систему исламского образования, которая позволит готовить квалифицированных имамов на территории страны. Об этом заявил полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич на в... ...
Волгоград. 9 октября. ИНТЕРФАКС-ЮГ - Полиция Волгограда проводит проверку информации из интернет-блогов о листовках, в которых цитировались якобы суры из Корана, демонстрирующие превосходство мусульман над приверженцами других религий. "Проводится ...
В ходе предшествующего мусульманского поста – уразы медики Татарстана напоминают о том, что воздержание от пищи в Рамадан недопустимо для людей, имеющих проблемы со здоровьем. Не имеющим медицинских противопоказаний следует соблюдать принципы ...

Популярное

Давно закрытую по суду. Администрация Екатеринбурга собирается изъять для строительства трамвайной ветки "Екатеринбург-Верхняя Пышма" крупный кусок промзоны и частного сектора в границах улицы Чуцкаева и проспекта Космонавтов. Строения, расположенные на ...
По итогам референдума в Квебеке мусульманской общине отказано в праве на открытие собственного кладбища. Стрельба в местной мечети, в ходе которой погибло шесть мусульман, не стала аргументом для участников голосования – в итоге пять жертв пришлось ...